Как страна Суоми воевала против Страны Советов

Памятная доска Маннергейму в Санкт-Петербурге, залитая краской Памятная доска Маннергейму в Санкт-Петербурге, залитая краской

«Это охватывает весь размах поля боя от Арктического океана до Черного моря. Сейчас в этих областях сражаются наши германские солдаты, и вместе с ними в их рядах финны, итальянцы, венгры, румыны, словаки, хорваты и испанцы идут в бой. К нам присоединились бельгийцы, голландцы, датчане, норвежцы и даже французы».

Из речи А. Гитлера, Берлин, 3 октября 1941 г. 

На память очень трудно полагаться – с годами подчас что-то важное забывается и перестает вспоминаться. Это относится к памяти одного конкретного человека. А вот историческая память, казалось бы, лишена этого недостатка. И чем ближе к нашему времени историческое событие, тем, как представляется, оно более надежно, весомо и зримо зафиксировано в документах, фотографиях, книгах. Вот, например, с момента окончания Второй мировой войны, одного из самых грандиозных событий ушедшего века прошло чуть больше семи десятков лет. Все или практически все задокументировано в сотнях тысячах архивных документах, свидетельствах, фото - и кинопленке. Более того, еще живы участники и свидетели этого исторического катаклизма (пусть их сегодня и крайне мало осталось). Но оказывается, что и историческая память – вещь вполне управляемая, изменяемая, если за нее берутся мастера-манипуляторы. И им вполне по силам превратить «белое» в «черное» или вопреки пословице отмыть черного кобеля добела. 

И мы сегодня отчетливо видим, что в исторической памяти о прошлой войне у нынешнего поколения молодых уже зияют огромные лакуны. Это касается, в первую очередь, Европы и США. Еще хуже, что эти пустоты заполнены историческими сказками, а фактически откровенной ложью, которые, тем не менее, воспринимаются как истина.

Скажем, в головы европейцев усердно вколачиваются мифы о том, что вклад СССР в победу над фашизмом фактически ничтожен, что европейцы, попав в оккупацию, не пали духом и по-всякому вредили гитлеровскому режиму и боролись с ним… Мол, все они – жертвы. Кто в большей степени, кто – в меньшей, но все - невинные овечки. А потом, оказывается, пришли «советские оккупанты», которые, мол, творили с европейцами то же самое, что и Гитлер.

Вот так искажается историческая правда. А она такова - в большинстве оккупированных европейских стран рабочие прилежно трудились на благо Третьего рейха и соответственно против СССР и Красной Армии, исправно получая зарплату и пайки. Более того, эти страны, не захотев серьезно воевать с Германией, фактически без боя «легли» под Третий рейх, но зато охотно поставляли своих сограждан во всевозможные легионы, которые активно воевали против Красной Армии и весьма поднаторели в карательных операциях против партизан и мирного населения на нашей территории. По факту можно утверждать, что против СССР воевала вся Европа.

Агентство СЗК начинает публикацию исторических снимков времен Второй мировой войны, которые запечатлели, кто и как воевал против нас. И первой из этих стран, якобы, невинных овечек-жертв Гитлера будет Финляндия. 

«Миролюбивая» Финляндия 

В годы Второй мировой войны Финляндия была союзницей Германии и стран Оси. Война оправдывалась стремлением Финляндии вернуть утраченные в 1940 г. территории, однако на переговорах с немцами финны обсуждали отторжение советских территорий вплоть до Белого моря, а точнее до «границы трёх перешейков» Карельского, Олонецкого и Беломорского. С этой целью Финляндия вступила в союз с фашистской Германией и выступила на её стороне.

Союзники и соратники: А. Гитлер и К.Г.Э. Маннергейм. Немецкая делегация во главе с Гитлером прибыла в Финляндию по случаю 75-летия маршала Маннергейма. Июнь 1942 г.

В 1941 г. маршал Маннергейм вдохновлял финнов планами создания Великой Финляндии и клялся, что не вложит меч в ножны, пока не дойдет до Урала.

Уже 17 июня 1941 г. правительство объявило всеобщую мобилизацию, в ходе которой было призвано более 300 тысяч человек. После ее завершения финская армия насчитывала 16 пехотных дивизий, две егерские и одну кавалеристскую бригады и 77 артиллерийских отряда. Для войны с СССР финское командование выделило 340 600 человек, 929 полевых орудия, 394 противотанковых и 96 зенитных орудий, 742 миномета, два средних и 107 легких танков, 155 штурмовика, 23 бомбардировщика и 58 самолетов-разведчиков.

Военные действия начались 22 июня 1941 г., когда в ответ на занятие финскими войсками демилитаризованной зоны Аландских островов, советская авиация подвергла бомбардировке финские войска. 21—25 июня с территории Финляндии против СССР действовали военно-морские и военно-воздушные силы Германии.

25 июня силы советского воздушного флота нанесли авиаудар по 18 финским аэродромам и нескольким населённым пунктам. В этот же день правительство Финляндии заявило, что страна находится в состоянии войны с СССР. 29 июня финские войска начали боевые действия против СССР и к концу 1941 года оккупировали значительную часть территории Карелии, включая её столицу Петрозаводск.

К концу 1941 г. фронт стабилизировался, и в 1942—1943 гг. активных боёв на финском фронте не было. 

Участие в блокаде Ленинграда 

В 1941—1944 гг. войска Финляндии участвовали в блокаде Ленинграда. Финская армия стояла в 30-50 километрах к северу и северо-западу от города на Неве. После проигранной войны финны утверждали, что не допускали, чтобы немцы с финской территории наносили удары по Ленинграду. На послевоенном процессе над пронемецким президентом Рюти он утверждал, что финны «спасли» второй крупнейший город Советского Союза, отказавшись, якобы, из-за гуманных соображений, в самые критические дни конца лета 1941 г. от немецкого предложения вести дальнейшее наступление на Ленинград. Однако немецкий историк Вальтер Герлиц, не поверивший в «благородный поступок» финнов, писал, что они нанесли бы удар по городу, если бы был нанесен решающий немецкий удар с юга. Но его, как известно, так и не случилось.

«Кольцо» вокруг Ленинграда. С юга и юго-востока город блокировали немцы, а с севера и северо-запада — финны

Финского удара по городу, а вот артиллерийские обстрелы Ленинграда были. С финского берега залива на дистанцию 21—23 км велся огонь по форту «Красная Горка» и другим фортам, острову Котлин, району Лисьего Носа и т. п.? Эти многочисленные обстрелы подтверждены целым рядом свидетельств. Всего на форты Кронштадтской крепости и на северные пригороды Ленинграда финская артиллерия обрушила многие тысячи снарядов. Кстати, после войны и Лисий Нос, и Ольгино, да и Кронштадт вошли в состав города Ленинграда. Известен случай, когда финский снаряд попал в бомбоубежище больницы им. Куйбышева.

254-мм пушка на станке Дурляхера, переделанная финнами для обстрела Ленинграда. 1941 г.

Так что на совести финнов, как и немцев, 641 тысяча горожан (по подсчётам же историков – не менее 800 тысяч), погибших в результате блокады ленинградцев.

Финские концлагеря

Запятнали себя финны в годы войны и репрессиями по отношению к русским. 24 октября 1941 г. в Петрозаводске был создан первый концентрационный лагерь для русского населения Восточной Карелии. До 1944 гг. финскими оккупационными властями было создано 9 (по другим данным – 11) концентрационных лагерей За годы войны туда было брошено около 24 тыс. человек из числа местного населения, из которых около 4 тыс. погибли от голода. Из примерно 64 тыс. советских военнопленных, прошедших через финские лагеря, по финским данным, умерло более 18 тыс., то есть не менее 28 %. Процент погибших советских пленных свидетельствует о крайне тяжёлых условиях их содержания в лагерях.

Вот что пишет в книге «Трагическое Заонежье», вышедшей в год 60-летия Победы в Карелии, Василий Лукьянов: «Нам, славянам, только в Петрозаводске режим Маннергейма "обеспечил" 30 тысяч мест в концлагерях и 16 тысяч могил на кладбище только в Песках. Вдумайтесь, 16 тысяч мужчин и женщин! Всего в Карелии погибло от голода, холода, болезней и финского террора несколько десятков тысяч гражданского населения».

По сути финны проводили на оккупированной территории «этнические чистки». В отличие от немцев они не прибегали к массовым казням, не было у них газовых камер и крематориев. Но этноцид совершался с помощью голода, холода, издевательств, избиений, непосильной работы, да и расстрелов и других казней. 

Малолетние узники на фоне их барака после освобождения Петрозаводска, 1944 г

История не закончена… 

В конце лета 1944 г., после тяжёлых поражений, понесённых союзной Германией, и советского наступления, Финляндия предложила прекращение огня, которое вступило в действие 4-5 сентября 1944 г. 

Три года продолжались бои на Севере между советскими и финскими войсками - до сентября 1944 г., когда Финляндия вышла из войны, заключив перемирие с СССР и Великобританией и объявив войну бывшему союзнику Германии. В ходе боевых действий против СССР с 28 июня 1941 г. по 4 сентября 1944 г. финская армия потеряла убитыми и пропавшими без вести – 58 715 человек. В плен попали 3114 человек, из них 997 человек погибли. Всего же в 1941 – 1944 гг. погибло около 70 000 граждан Финляндии.

Точных данных о потерях советских войск на советско-финском фронте нет, но в боях в Карелии в 1941 – 1944 гг. и во время летнего наступления 1944 г. на Карельском перешейке погибло 90 939 человек. В финский плен попало 64 000 человек, из них 18 700 человек погибли.

Интересно то, что СССР сверхгуманно отнесся к проигравшему врагу. Согласно условиям перемирия, почти вся Финляндия освобождалась от советской оккупации. В стране не было репрессий. СССР не стал наказывать Маннергейма, который остался в президентском кресле до 1946 г. Да и преследования политиков, симпатизировавших Германии, не было, по сравнению с другими бывшими союзниками Третьего рейха, какими-то особенно жестокими. Уже в 1949 г. все осужденные получили после амнистии свободу.

И уже в наши дни советский «сверхгуманизм» получил еще и российский реабилитационный оттенок. В позапрошлом году чаяниями министра культуры Владимира Мединского в северной столице на доме 22 по Захарьевской улице была установлена мемориальная доска в честь Маннергейма, которого на сей доске поименовали на русский манер – Густавом Карловичем. Долго этот памятный знак в честь финского маршала не провисел – после того как питерцы несколько раз облили его краской и попытались порубить доску топором, ее убрали от греха подальше в какой-то запасник. Наверное, «реабилитаторы» серьезно рассчитывают, что когда-нибудь им все же удастся увековечить память пресловутого маршала в городе, который так и не покорился ни финнам Маннергейма, ни немцам Гитлера. 

Николай Ветров, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Михаил Фридман: Блеск и нищета отечественного образования

Что такое наука сегодня? Зачем она нужна? Где ее можно встретить? Она является услугой или функцией? Должна ли наука оперативно и гибко реагировать на внешние запросы других социальных институтов? Следует ли ей быть политизированной и…

Интервью

Фото: Георгий Погорелов, Агентство СЗК

Главное политическое событие нынешнего года – безусловно, президентские выборы. И возникает такое ощущение, что в преддверии выборов власть фактически перестала обращать внимание на экономику. До сих пор нет внятной пенсионной системы, не отстроена налоговая система,…

Коротко

Владимир Мединский о качестве российского кино

"Неделю назад фильм "Пятьдесят оттенков серого" занимал 70%. Я не знаю, какие социальные задачи решает этот безусловный шедевр мирового кинематографа, но 70% сеансов наши киносети, естественно, это невидимая рука рынка, они ему отдавали, чем, естественно, обрушили целый ряд наших замечательных фильмов, находящихся сейчас в прокате. Я не могу не поднять вопрос, Ольга Юрьевна, о необходимости поддержки законопроекта (я говорю о поддержке кино), который бы ограничивал в процентном отношении число сеансов, выделяемых на один фильм".

    Владимир МЕДИНСКИЙ, министр культуры РФ

    Эрнест ХЕМИНГУЭЙ, американский писатель

    Биографический институт Александра Зиновьева провел выставку, посвященную 95-летнему юбилею советского и российского мыслителя, писателя, философа и патриота.

    Книжный

    Кинополитики. 13 опытов по герменевтике современного кинематографа

    Московское издательство «Совпадение» выпустило в свет книгу Павла Родькина, кандидата искусствоведения, доцента Высшей школы экономики, члена Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» «Кинополитики. 13 опытов по…

      Go to top