Английские литературоведы или упражнение на «чо»!

Наша русская и советская литература справедливо любима.

Без неё не обходятся ни за чашкой чая, ни в интеллигентских беседах за стаканом виски или рюмкой водки, ни в итальянском пабе, ни в Совете безопасности ООН, ни на московской кухне. Особенно любим так, что зашкаливает индекс цитирования (коэффициент использования), Федор Михайлович Достоевский: преступление, оскорблённые, записки, мёртвый, наказание (извините, наоборот сначала «наказание», потом «мёртвый»), дом, униженные, лавка…

Хотя, нет «лавка» это уже другой автор.

И его тоже любят и у нас и у них: и поляки, и французы, и англичане и все, кто прикоснулся к Маргарите, чувствуя себя Мастером.

Автору удалось на все века прославить лавку, садовую скамейку на Патриарших прудах, лет через 10 можно будет справлять 100-летний юбилей, а знатоки Булгакова и Москвы до сих пор «водят» гостей столицы и указуют, мол, вот тут был турникет, там продавали тёплую абрикосовую воду, а здесь стояла лавка, т.е. скамейка, рядом с которой появился незнакомец, а сидевшие на этой лавке (скамейке) Берлиоз и Бездомный сразу распознали в нём иностранца: "Англичанин, - подумал Бездомный, - ишь, и не жарко ему в перчатках".

Наших Авторов читают, ставят кино и назидают политикам, мол, вот как надо-то!

Например, сидят двое, смотрят на зелёную траву, к ним, как-то сбоку подходит незнакомец, внешне похожий на человека, имеет наружность, проходит мимо. Дальше всё зависит от фантазии автора, автор задумывается, откусывает яблоко, а как можно писать про заговор и не откусывать яблоко, вдохновение-то откуда, особенно если автор британский литературовед? Может держит в зубах курительную трубку, надо же что-то держать в зубах, пускает облако дыма, и начинает вспоминать, а как было у Автора?

А у Автора незнакомец говорит своё имя!

«Гордон Смирнович Карпичков!», или «Го́рдон», если на английский манер.  

Вот, как эта встреча была описана в феврале 2012 года английским журналистом (есть надежда, что журналистом, но больше похож на литературоведа) Лю́ком Ха́рдингом: «Встреча назначена под Мраморной аркой Лондона. Я опаздываю. Но его легко заметить: длинная, худая, бледная фигура человека с усталым взглядом…».

Читателю может показаться, что тут заключено противоречие: «незнакомец» и «его легко заметить». Но нет противоречия, если иметь в виду, что незнакомец предатель из КГБ. Тут тонкий английский ум завязывается в тугой неразвязываемый узел. Поэтому дальше журналист-автор-литературовед идёт простым путём и вот так описывает встречу: «В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой, ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана в крытую колоннаду между двумя крыльями дворца ирода великого вошёл… Гордо́н Смирно́вич Карпичко́в!» представился «незнакомец».

А мне вас представили как Бо́риса!.. удивился Люк.

Для вас можно и Бо́рис!.. ответил предатель, не разжимая губ, и улыбнулся своей профессиональной улыбкой.

В Мi56 мне говорили, что агенты КГБ даже водку пьют не разжимая губ -профессионалы, они и в туалет ходят ничего не разжимая. Я сначала не поверил, но потом понял, что уж кто-кто, а наши-то знают, что говорят».

Статья Люка Хардинга с некоторыми расшифровками относительно того, что он мог подумать и представить себе после разговора с литературоведами, а без этого на встречу с предателями из КГБ не попадёшь, была написана для «The Guardian», Великобритания, 24 февраля 2012 года.

Такая заблаговременная заготовка?

Поэтому у нас, когда мы слушаем страшные истории про Скрипалей, закрадывается сомнение в профессионализме британцев.

Очень поверхностное сомнение и необоснованное!

Это вам не белка в Гайд-парке, у которой память - зарыла и забыла. Тут всё, как у хорошего хозяина - не промокай воду на столешнице, пригодится напиться!

И если 4 марта 2018 года не под Мраморной аркой в Лондоне, а к двум сидящим на скамейке в Солсбери подошел незнакомец и, не разжимая губ, опрыскал их боевым отравляющим, но не очень вредным, веществом, а потом улетел в Russia, оставляя не тающий в воздухе диверсионный след «Гордо-о-о-н!», то мы не можем не оценить по достоинству профессионализм английских литературоведов и их любовь к нашим Авторам.

Для Мi56 наши Авторы написали навеки, хватит на поколения английских любителей и профессионалов детективного жанра про заговоры…

И о фонетике.

Английское ухо уже привыкло к «балала́йка», «каза́к», «матрёшка», «медве́дь», «распути́н», надо что-то новенькое, вот и пригодилось упражнение на «ЧО»: «новиЧОк», «КарпиЧОк», это так русские чо́кают, когда пьют водку из развесистой клюквы: «ЧОк-ЧОк!»

ЧОкнутые!

Зато свежо и явно по-русски!

Верю!

Евгений Анташкевич, независимый политический аналитик, писатель – для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: Фрагмент картины «Отчаянье, Старик в горе на пороге вечности», Винсент Ван Гог, 1890 г.

Всё–таки напрасно мы (простите, отдельные малосознательные элементы) порой занимаем критическую позицию по отношению к руководителям нашей экономики. На самом деле они люди слова. Сказали, что будут проводить непопулярные меры, и нате, пожалуйста! Налог на добавленную…

Интервью

Алексей Козырев: Россия – это тоже Европа, но другая Европа

У россиян старшего поколения понятие «философия» прочно ассоциируется с определением «марксистско-ленинская». Просто другой в советской действительно и не было, а эта «классовая», правильная пронизывала все поры тогдашнего общества. С тех пор немало воды утекло –…

Коротко

Валентина Матвиенко о неотвратимости приговора российским старикам

«Что касается отложить — нет, отложить нельзя. Если власть таким образом поступит, это будет безответственная власть. Обсуждать, корректировать… Но принимать надо, не откладывая, осенью этого года».

    Валентина МАТВИЕНКО, спикер Совета Федерации

    На злобу дня

    Артур Шопенгауэр о пенсионной реформе и повышении НДС в России

    "Государство — не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему травоядного характера".

      Артур ШОПЕНГАУЭР, немецкий философ

      Почему в России нельзя повышать пенсионный возраст, а цифрам «средней заработной платы» можно доверять примерно так же, как средней температуре пациентов по больнице.

      Книжный

      «Война на Донбассе. Оружие и тактика»

      В московском издательстве «Вече» вышла в свет книга военного историка Александра Широкорада «Война на Донбассе. Оружие и тактика». Событиям на Донбассе посвящены десятки книг. Но…

        Go to top