Ипотека «по-центробанковски». Оставь надежду?

Квартирный вопрос, который негативно влияет на характер, казалось бы вот-вот должен получить шанс на решение в пользу неустроенных в бытовом отношении граждан. Еще бы – принят ряд ценнейших инициатив. Что может быть весомее указания на проблему Президента в ходе ежегодной пресс-конференции, решений по запрету долевого строительства, которое во многих случаях лишь усугубляло положение нуждающихся в улучшении жилья, наметок Агентства жилищного ипотечного кредитования (АИЖК), выпустившего стратегический план развития до 2020 года, предложений по субсидированию ставок по ипотечному кредиту для определенных категорий граждан?

АИЖК, которое наиболее погружено в практический аспект, предположило, что ежегодное ипотечное кредитование возрастет с нынешних 1,9 трлн. рублей до 3-3,5 триллионов к концу второго десятилетия. Общий объем кредитов для покупки жилья  достигнет 10 триллионов рублей против 4,8 триллионов на сегодня. (Заметим, «задолженность» на языке финансистов не имеет отрицательного смысла - так называется объем кредитов, которые предстоит погасить, и далеко не всегда они неподъемные, иначе бы добавлялось уточнение «просроченная»). Иными словами, вдвое больше граждан смогут, наконец, заняться обустройством нового жилья.

Но, радость оказалась преждевременной. Так бывает нередко, особенно когда в дело вмешивается Банк России. Вот и на сей раз ведомство не могло остаться в стороне от предстоящих событий. Мотив вроде бы понятен - ипотека связана с кредитной деятельностью, банками, что непосредственно относится к «поднадзорной территории» мегарегулятора. Он обязан поддерживать на ней стабильность операций, устойчивость банков. И с этим трудно спорить. Спорить можно с методами, которыми мегарегулятор собирается действовать.

А действовать он собирается привычными для себя методами, в основе которых лежит принцип экономии умственных трудозатрат. Проявляя сильное беспокойство относительно возможного «финансового пузыря», Банк России намерен ввести ряд ограничений для банков. Так, предполагается возвести серьезные барьеры на таком популярном направлении, как предоставление жилищных кредитов с первоначальным взносом менее 20 процентов, а для кредитов без первоначального взноса вообще ввести «запретительные коэффициенты». Именно они на фоне оживления экономики и веры в подъем оживили рынок ипотеки, а для большинства граждан со скромными доходами стали реальным шансом улучшения бытовых условий. Если учесть, что доля ипотечных кредитов с первоначальным взносом менее 20 процентов выросла с 6,8 процентов в IV квартале 2016 года до 29,4 процентов в III квартале 2017 года, то несложно представить, сколько людей останутся за бортом комфортной жизни в результате заботы регулятора!

Найти оправдания намерений мегарегулятора можно без труда. Мол, он думает о предотвращении чрезмерной закредитованности, что кредиты с небольшим первоначальным взносом предполагают повышенные суммы «докредитования» до рыночных цен приобретаемого жилья, а это банковские риски и так далее. И разумеется, проще всего выставить ограничения на этом направлении. Но дело в том, что Банк России  учреждение государственное (особенности собственности и оргструктуры тут ни к чему), по крайней мере, должно обладать государственным подходом. Поэтому могло бы (и должно бы!) озаботиться тем, как поддержать решение одной из важнейших социальных проблем.

Для этого необходимо расширить угол зрения, не замыкаясь в узкопрофессиональных рамках. Аккуратное исполнение кредитного договора обеспечивается вовсе не строгостями по отношению к банкам, не ограничениями на их деятельность, а способностью заемщика своевременно вносить в банк требуемые суммы по погашению основного долга и процентов. Можно быть вовсе «никаким» экономистом, чтобы понять, что эта способность зависит, прежде всего, от уровня заработков или иных доходов. Ну, а заработки, понятно - от рабочих мест, доходы- от веера финансовых инструментов, доступных гражданам. А это, в свою очередь, зависит от мер, стимулирующих развитие экономики и инвестиционный процесс, генерирующий заводы , фабрики, мелкий и средний бизнес, сферу услуг. Вот об этом и надо было бы подумать мегарегулятору и внести соответствующие коррективы в основные направления денежно-кредитной политики на ближайшую перспективу.

Михаил Беляев, ведущий аналитик Агентства СЗК

 

Мнение эксперта

Фото: Фрагмент картины «Отчаянье, Старик в горе на пороге вечности», Винсент Ван Гог, 1890 г.

Всё–таки напрасно мы (простите, отдельные малосознательные элементы) порой занимаем критическую позицию по отношению к руководителям нашей экономики. На самом деле они люди слова. Сказали, что будут проводить непопулярные меры, и нате, пожалуйста! Налог на добавленную…

Интервью

Алексей Козырев: Россия – это тоже Европа, но другая Европа

У россиян старшего поколения понятие «философия» прочно ассоциируется с определением «марксистско-ленинская». Просто другой в советской действительно и не было, а эта «классовая», правильная пронизывала все поры тогдашнего общества. С тех пор немало воды утекло –…

Коротко

Валентина Матвиенко о неотвратимости приговора российским старикам

«Что касается отложить — нет, отложить нельзя. Если власть таким образом поступит, это будет безответственная власть. Обсуждать, корректировать… Но принимать надо, не откладывая, осенью этого года».

    Валентина МАТВИЕНКО, спикер Совета Федерации

    На злобу дня

    Артур Шопенгауэр о пенсионной реформе и повышении НДС в России

    "Государство — не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему травоядного характера".

      Артур ШОПЕНГАУЭР, немецкий философ

      Почему в России нельзя повышать пенсионный возраст, а цифрам «средней заработной платы» можно доверять примерно так же, как средней температуре пациентов по больнице.

      Книжный

      «Война на Донбассе. Оружие и тактика»

      В московском издательстве «Вече» вышла в свет книга военного историка Александра Широкорада «Война на Донбассе. Оружие и тактика». Событиям на Донбассе посвящены десятки книг. Но…

        Go to top