Экономические нобелиаты. За что?

На днях «Нобелевская» неделя традиционно завершилась объявлением победителей в области экономики. Строго говоря, они не совсем «нобелиаты», поскольку сам Альфред Нобель предусмотрел только пять номинаций, среди которых экономика не значилась. То ли молода в то время наука была, то ли что-то личное, как с математикой. Никто и никогда это не узнает.

Поправить дело решил Государственный банк Швеции, который в 1968 году выделил деньги и попросил учредить премию «памяти Нобеля». Просьба была удовлетворена, и в этом году она вручалась в 50-й раз. Лауреатами стали профессор Йельского университета Уильям Нордхауз и профессор же Пол Ромер, представляющий на момент получения премии Университет Нью-Йорка.

У широкой общественности аргументация вызвала некоторое разочарование с намеками на необъективность и политизацию работы Нобелевского комитета. Темы, над которыми работали нобелиаты, показались слишком широкими и абстрактными, без пресловутых практических выводов. Еще бы - Ромер всю жизнь рассуждал о научно-техническом прогрессе, а Нордхауз – того хуже - видите ли, изучал взаимосвязь общественных процессов и климатических изменений. Мало туманности экономики, так он еще и с климатологами объединился.

Нобелевский же комитет придерживался прямо противоположного мнения. Ученые мужи, представляющие этот коллектив, усмотрели в результатах усилий двух профессоров вклад в решение «наиболее основополагающих и неотложных вопросов» («Пресс-релиз» комитета), которые стоят перед человечеством - обеспечение стабильного экономического роста. Над этой проблемой бились многие, но именно сейчас проблема осложняется тем, что решать ее надо в буквально экстремальных условиях. Примечательно (опять-таки по мнению Нобелевского комитета), что пришла она «по стопам» недавнего вывода экспертов ООН о небывалой серьезности климатических проблем, которые могут подвести человечество к роковой черте уже в 2040 году.

Так в чем же конкретно заслуга ученых?

Нордхауз еще в 70-х годах прошлого века, изучив обширный теоретический и эмпирический материал, предоставленный химиками, физиками и экономистами, пришел к совершенно однозначному выводу – человечество влияет на климат. И споры относительно причин таяния ледников и повышения среднемировой температуры просто неуместны. Человек меняет климат. И все. Дело не в том, что на лыжах будет негде кататься, а в том, что уровень океана поднимается, что по-иному и с совершенно другой силой и частотностью будут бушевать ураганы, разливаться реки, обрушиваться ливни. Последствия ликвидации «шалостей природы» уже сейчас выливаются в миллиарды и миллиарды бюджетных денег.

Причем он не просто доказал наличие последствий антропогенного воздействия на природу. А установил количественную связь между деятельностью человека и климатическими изменениями. А цифра – уже опора для последующих действий.

А Ромер? Он наблюдал за научно-техническим прогрессом и пришел тоже к вроде бы банальному и очевидному выводу – «влияет». Но Ромер изучил не просто внедрение технических новинок, а поднялся на ступень выше. Он обратил внимание на процесс принятия инновационных решений, мотивов применения корпорациями технических новинок. В результате даже сформулировал теорию «эндогенных» факторов движения экономики. То есть тех факторов, которые подталкивают хозяйство к прогрессу, что называется изнутри. И здесь, по его мнению, огромное значение приобретает государственное поощрение знаний, просвещения, стимулирования науки, включая (если не в первую очередь) фундаментальную.

Объединила же ученых, работающих на одном поле, но на разных участках, одна общая идея. Попытка понять, каким образом рыночная экономика взаимодействует с природой (не во вред окружающей среде) и каким образом человечество, используя плоды науки может выйти на устойчивый экономический рост. Коллизия состоит в том, что природа вроде бы налагает ограничения, а наука подталкивает к расширению и наращиванию производства.

Конкретной формулы всеобщего экономического счастья они не придумали. Но, по мнению Нобелевского комитета, они разработали методологию, которая «вооружила нас фундаментальным пониманием последствий технологических инноваций и изменений климата… они не дают решений, но подводят к решениям». И не просто подводят, а указывают на тех, кто такие решения должен принимать – правительства, разрабатывающие очередные планы развития своих стран. Теперь они должны в своих планах учитывать климатический фактор, не забывая про технические новинки. А это прямой выход на налоги, бюджетные трансферты, льготы, с одной стороны, и ограничения, с другой, для промышленников. Чем не конкретика?

Кстати, именно Нордхауз в свое время приложил немало усилий, чтобы был введен налог на углеродные выбросы в атмосферу.

Михаил Беляев, ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: Солдаты испанской «Голубой дивизии» на оккупированной советской территории

Джордж Оруэлл в своей знаменитой антиутопии «1984» озвучил несколько тезисов, которым пользуется пропаганда в выдуманных им государствах для тотального оболванивания граждан. Один из них гласил: «Война — это мир, свобода — это рабство, незнание —…

Интервью

Михаил Делягин: Данные Росстата об экономическом росте или фальсифицированы, или искажены

Сегодня россияне живут словно бы в «королевстве кривых зеркал». В стране началась так называемая пенсионная реформа, главный смысл которой выразился в увеличении пенсионного возраста; повышен НДС; растут объём и количество государственных поборов и налогов; увеличиваются…

Коротко

Александр Дугин о специфике лидерства в сегодняшней России

"Он (Путин) как раз представитель народа во власти, а то, что его окружает — это люди 90-х, это наш позор и наша трагедия, наша боль. Они остаются такими и Путин ничего с этим не может сделать. Если бы Путин пришел к власти в ходе революции народной, тогда можно было бы сказать, что он в полной мере народный... Но Путин пришел на определенном компромиссе между элитой. Он пришел именно на основании этого компромисса, политических элит 90-х частью которых он являлся, он стал постепенно отвязываться от этого влияния элит... он делал символические действия колоссального значения, которые вызвали энтузиазм и поддержку народа.  То есть Путин частично оперся на народ, частично встал в оппозицию к элитам 90-х".

    Александр ДУГИН, российский общественный деятель, философ

    На злобу дня

    Эрик Хоффер о требовании Польши, свобода которой оплачена жизнью 600 тысяч советских солдат, взыскать репарации с России

    "Человек, кусающий руку, которая его кормит, обычно лижет сапог, который его пинает".

      Эрик ХОФФЕР, американский философ

      Член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Любовь Цой об исполнении песни «На подводной лодочке с атомным моторчиком» в Исаакиевском соборе 23 февраля.

      Книжный

      «Ракеты средней и меньшей дальности»

      На днях в московском издательстве «Вече» вышла книга военного историка и писателя Александра Широкорада «Ракеты средней и меньшей дальности». В октябре 2018 г. американский президент…

        Go to top