Росплан без партии - инициатива на ветер!

Фото: фрагмент советского агитационного плаката (1966) Фото: фрагмент советского агитационного плаката (1966)

Недавно главный экономист итальянского банка «Интеза Санпаоло» Грегорио де Феличе заявил, что потенциал роста российской экономики ограничен 1,5-2,0 % в год. Обидно, конечно, и можно было бы со всей партийной прямотой посоветовать ему заниматься своей собственной страной, которая переживает далеко не лучшие времена, но эпоха «наших ответов Чемберлену» прошла. Поэтому партийцы-коммунисты предложили для стимулирования хозяйства преобразовать Министерство экономики в Росплан. Чтобы он не только прогнозами занималось, а экономикой руководил. Инициатива похвальная. Экономический рост нам жизненно необходим. Тем более, что и наши ведомства на оптимистичные прогнозы не щедры.

Но прежде чем что-то предлагать неплохо было бы знать «как это работало». Хотя бы в общих чертах. А в общих чертах хозяйственный механизм работал следующим образом. Госплан составлял плановые задания для предприятий. Планы «напряженные», но в целом обоснованные и просчитанные. Под эти планы Министерство финансов выделяло деньги. А еще одна могущественная организация – Госснаб- выделяла материалы и прочие необходимые «фонды» , чтобы было из чего запланированную продукцию делать.

Но само по себе , естественно, в движение ничего не приходило. Колеса хозяйственного механизма крутились благодаря энтузиазму и партийной совести руководителей предприятий. Совесть лежала в нагрудном кармане в виде партбилета. Чуть с планом сбой – сразу в райком или обком. А там разговор простой и незатейливый – или план любой ценой или партбилет на стол.

«Любая цена» выражалась в штурмовщине, переработках и реальном энтузиазме тружеников, которые к тому же знали, что, если будет план, то будут и зарплаты и премии. Но, если план не дотянет хотя бы одной десятой, то прощай дополнительное материальное вознаграждение. Для полноты картины можно вспомнить, что планы впоследствии «корректировались», то есть уменьшались по сравнению с первоначальными заданиями. Но для этого надо было в министерства и главки ездить, в те же обкомы и райкомы, которые, кстати, корректировать помогали, поскольку за невыполнении плана подопечными предприятиями их не хвалили.

 Была изобретена и такая экзотическая форма корректировки, как «удовлетворение отказом». Тут уместен пример. Допустим, условный завод собирает агрегаты из комплектующих, которые поставляют другие заводы. Если нерадивый поставщик недопоставил детали для сборки агрегата, то невыполнение плана можно было списать на его нерасторопность. Без каких-либо неприятных последствий. На красное знамя передовика рассчитывать не приходилось, но на прогрессивку вполне. Вот ближе к концу года и ехали во все концы страны красноречивые снабженцы, чтобы на официальном бланке с прошением о «срочной поставке» получить заветную надпись «не имеем решительно никакой возможности». И печать с узорчатой подписью. В свою очередь с завода, где вышеупомянутые агрегаты куда-то прилаживали, тоже приезжали гонцы с челобитной за аналогичной резолюцией, которую они, естественно, получали. Ведь агрегатов – то выпущено меньше, чем предусматривалось планом. И так по всей лице земли русской. 

Вот так работала плановая экономика. Нет. Для космодромов, плотин и всесоюзных строек все поставлялось до копеечки и до винтика. А вот с предприятиями среднего уровня вечно что-то приключалось- то денег дадут поменьше, чем планировалось, то детали недопоставят.

План и сельскохозяйственное производство оказались вообще несовместимы. Посевная, а особенно уборка урожая постоянно заставали врасплох и воспринимались как стихийное бедствие, усугубленное не до конца отремонтированной техникой (видимо, зимы у нас короткие), дефицитом запчастей и топлива. И ничего не помогало – ни машинотракторные станции, ни Совнархозы, ни агропромышленные комплексы, ни Пленумы ЦК КПСС по сельскому хозяйству.

И это при жестком партийном руководстве. А как себе представляют работу Росплана в рыночных условиях? Как можно дать команду частным компаниям. Партийные билеты в карманах их руководителей может быть и лежат. Но сила у этих документов уже не та. Прямые указания никак не получатся . Рыночная экономика управляется совсем другими инструментами: налогами, бюджетными трансфертами, процентной ставкой по кредиту. А эти инструменты в руках Минфина и Центробанка. Представить, что кто-то может ими командовать, можно только во время курса лечения от гриппа.  

Похоже, что, если о «плановой» экономике у КПРФ было хоть какое-то фантомное представление, то о рыночной никакого.

Михаил Беляев, ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: кадр из фильма "Морозко" (1964 год)

На протяжении нескольких дней Париж бастует против повышения цен на бензин. Сотни жителей города вышли на улицы, фиксируются десятки столкновений с представителями правопорядка. Французы не согласны с тем, что по их мнению противоречит их собственным…

Интервью

Фото: Георгий Погорелов, Агентство СЗК

Сразу после повышения НДС и так называемой пенсионной реформы, когда россиянам подняли возраст выхода на пенсию, правительство серьёзно озаботилось самозанятыми. Как и первые два это решение правительства также непопулярно в народе и вызывает недоумённую и…

Коротко

Дмитрий Медведев о повышении НДС как способе сохранения доходов россиян

"Почему мы приняли такое решение? Именно потому, что при всех издержках увеличения налогов я считаю, что это самое сбалансированное, наименее трудное для экономики, для компаний и, самое главное, для граждан решение".

    Дмитрий МЕДВЕДЕВ, премьер-министр РФ

    На злобу дня

    Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ, британский государственный деятель и журналист

    Кем же был Александр Зиновьев? От логики к идеологии? От идеологии к литературе?

    Книжный

    «Орудия легендарных твердынь»

    В киоске «Союзпечать» и на сайте журнала «Техника — молодежи» появились два спецвыпуска журнала «Оружие» — «Орудия легендарных твердынь». В первом рассказывается о западных крепостях,…

      Go to top