Версия для печати

МРОТ, да не тот

Фото: https://obzor174.ru Фото: https://obzor174.ru

В разгоревшихся в последнее время дискуссиях о методах борьбы с бедностью замелькал акроним МРОТ, означающий минимальный размер оплаты труда, накрепко связанный логикой и жизнью с другим минимумом – прожиточным. Объяснять, почему вряд ли нужно. Все что ниже – уже не бедность, а нищета.

Этот самый минимум не дает покоя по разным поводам - то его хотят повысить, то понизить, поскольку инфляция снижается , и цены больше не растут, то пересмотреть набор продуктов, по которому он считается. В общем волнительно. Правда, было успокаивающее разъяснение, что МРОТ «защищен», и даже если продукты тотально подешевеют, пересматривать его в сторону понижения не будут.

Это хорошо. Но еще было бы лучше, если бы утвердилось понимание того, что же представляет собой этот минимум. Не с филологической точки зрения, а с экономической. С филологической – понятно. Минимум он минимум и есть. Что-то вроде минимального набора продуктов, способного поддержать единство духа и тела.

С экономической (или социальной) ситуация будет посложнее. В отличие от филологически-бытового (впрочем, весьма удобного для финансовых властей) представления в экономическое определение «минимума» вкралось одно уточняющее слово. Но с его присутствием определение совершенно меняет смысл. А именно - «минимум, обеспечивающий НОРМАЛЬНЫЕ условия жизни».

Слово «нормальные» все меняет. Это уже не сельдереевый супчик и кубик черного хлеба, а по праздникам «макарошки», вызывающие неловкие ассоциации, а достаточно широкий спектр товаров и услуг, принятый в современном обществе. Рассчитывая его величину, учитывают не только физиологически необходимый минимум продуктов, но и одежду, в том числе спортивную, оплату коммунальных услуг и жилья, культурно-развлекательные (да-да!) запросы, принятые в обществе, расходы на образование, лечение, фитнесс-центры и т.д. А иногда еще считают «минимум» с учетом состава семьи, то есть детей и иждивенцев, что корректирует показатель в сторону повышения. Или же других уточняющих подробностей, заставляющих финансистов хвататься за валидол.

И тогда «минимум» уже ассоциируется не с борьбой за выживание, а с реальной борьбой с бедностью, реальной заботой государства о благополучии граждан. Нормальном благополучии, хотя и минимальном.

Михаил Беляев, кандидат экономических наук, ведущий аналитик Агентства СЗК