Парадокс цен, которого на самом деле нет

Фото: https://yandex.ru Фото: https://yandex.ru

После коронавирусного карантина жизнь постепенно оживляется. Одними из первых воспрянули цены. Дорожает практически все – квартиры, подсолнечное масло, сахар, бензин. Каждый сам может убедиться, если зайдет в магазин с некоторым даже не особенно продолжительным интервалом. 

Правительство, обеспокоенное уровнем жизни трудящихся, который на этом фоне приостановил доселе неуклонное движение вверх, принялось за дело. Сначала последовали объяснения. Стандартные. И за рубежом цены растут, а экспорт поэтому вырос, оголив внутренний рынок, и когда-то неурожай какой-то где-то был и граждане виноваты, что все бросились скупать и т.д. Цены продолжали расти, объяснительные аргументы исчерпали свой потенциал, надо было что-то предпринимать более результативное. 

Для непрофессионалов нет смысла перечислять набор мер, направленных на сдерживание цен. И долго и непонятно. Лучше сразу вывод – все они имеют одну общую черту. И именно она не позволит мерам принести искомый результат. Во-первых, все они обращены к производителю (оптовому звену). Во –вторых, трактуют рынок в классических терминах – полно независимых производителей, а цена формируется под влиянием соотношения спроса и предложения. 

Тот классический рынок, если когда-то и был, в настоящее время присутствует только в учебниках по экономике. Мы имеем дело с рынком, на котором доминируют крупные компании, что дает им возможность не приспосабливаться к рынку с его «спросом и предложением», а самому рисовать цифры на ценниках. Естественно, рука как-то сама выводит повышенные цифирки. 

Это свойство крупных компаний, занимающих доминирующие позиции (монопольные). Собственно, компании к такому положению на рынке и стремятся всеми силами. И в результате получается совсем другой рынок. (На эту тему тоже много книжек написано, их надо только прочитать). Бороться с таким ценовым произволом «классическими» методами невозможно. Они в такой ситуации совершенно бесполезны, поскольку направляются не по адресу. 

В странах с более длительными рыночными традициями это поняли более ста лет назад. (В США первый такой документ , вошедший в историю как Акт Шермана, был принят в 1894 году). И для борьбы с монополиями завели у себя антимонопольные ведомства. Причем придали им практически неограниченные властные полномочия – и наблюдать за рынком (ценами), и делать выводы, а, главное, принимать меры к тем, кто не может удержать себя в рамках ценового приличия. И меры, поверьте, такие, что мало кому в голову приходит включать музыку для «вальса этикеток». 

Смысл заключается в простой особенности монополистического ценообразования. Вздувают цены вовсе не оптовики (производители), а труженики розничного звена. В «зазор» между оптовой и розничной ценой уложена не только средняя прибыль, без которой рынок немыслим, но и «монопольная» составляющая. Антимонопольное ведомство вот с этим навесом и призвано бороться. Именно специальное ведомство, обладающее немалыми полномочиями. А не «коллектив борцов» в составе минсельхоза, минэнерго, минэкономразвития, статистического бюро (все совпадения случайны), каждый из которых работает по своему направлению и занимается заключением каких-то туманных соглашений с производителями. Во-первых, коллективная ответственность – это значит никакая, во-вторых, применяются «увещевательные» методы, то есть никакие, в –третьих, не по адресу. Соответственным будет и результат.  

Пресловутое и растиражированное клише-объяснение, что мы, мол, не можем и не будем вмешиваться в работу рынка, в данном случае не срабатывает. Антимонопольное ведомство ограничивает вовсе не цены, а аппетиты монополий к получению сверхприбыли. На поверхности явлений вроде бы одно и то же. Но по содержанию, а главное, по последствиям совершенно разные вещи. Ограничение цен (директивное) действительно приводит к дефициту, поскольку ломает соотношение спроса и предложения, делает производство невыгодным (или ведет к придерживанию товара в подсобках). А обуздание аппетитов монополий, напротив, восстанавливает равновесие на рынке, не давая монополиям его нарушать. При этом, ни о какой «продразверстке» речи нет. Компания – продавец получает среднюю прибыль. И это нормально. Но не сверхприбыль. И дело вовсе не в необоснованном обогащении. А в том, что монополистические усилия нарушают работу рынка. В политэкономическом смысле, да и бытовом тоже со всеми негативными последствиями. 

Вот такой парадокс ценообразования. Хотя, никакого парадокса вовсе нет – антимонопольное ведомство не дает нарушителю пересекать границы и устанавливать свои, удобные только ему, правила игры в ущерб веем остальным.

 

Михаил Беляев, ведущий аналитик Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Вот уже несколько дней общественное пространство сотрясают либерально-шекспировские страсти по не то политику, не то мессии Навальному. Плохой, откровенно дешёвый спектакль, разыгранный совершенно очевидно кем, понятно зачем и ясно для кого, продолжает набирать обороты, и…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

Российское членство в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) напоминает положение отстающего ученика в успешном классе. Россия, как неисправимый двоечник, постоянно находится там, как «на ковре» - её отчитывают, воспитывают, против неё принимают дисциплинарные и иные…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

"У меня давно возникло убеждение, что идиот–либерал ничем не отличается от правого идиота, или идиота–социалиста, или даже идиота тоталитарных воззрений, а уж националист–идиот – это вообще. Идиот – он и есть идиот, и нет в нем ни трезвости, ни ума, ни доброты. И вот стоишь ты, смотришь на все это печальными еврейскими глазами, и говоришь себе: «Да вы что… Господи, да куда…». А поток все несет и несет, и хотя ты понимаешь, что будет впереди, или даже просто может быть впереди, ты ничего не можешь сделать, потому что идиоты и конформисты – они как в грибнице, и у каждого из них своя ненависть, своя узость, свой активизм, свое послушание, своя нежизнь, приперченные стойким инстинктом самосохранения".

    Яков МИРКИН, российский экономист

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    "Наилучшее – сохранить армию противника в целости, на втором месте – разбить её Наилучшее – сохранить бригаду противника в целости, на втором месте – разбить её. Наилучшее — сохранить батальон противника в целости, на втором месте – разбить его. Наилучшее — сохранить роту противника в целости, на втором месте – разбить её. Наилучшее — сохранить взвод противника в целости, на втором месте – разбить его. Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить – это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего – покорить чужую армию, не сражаясь".

      СУНЬ-ЦЗЫ, китайский стратег и мыслитель

      Журнал «Отечественные записки» на творческом вечере у Сергея Сибирцева в Центральном доме кинематографистов 15 марта 2021 года.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В ноябре нынешнего года в московском издательстве «Вече» вышла новая книга российского военного историка Александра Широкорада «ПВО в Великой Отечественной войне». В этой уникальной книге…

        Go to top