«Джокер» или в тупике толерантности

Фото: Кадр из фильма «Джокер». https://www.soyuz.ru Фото: Кадр из фильма «Джокер». https://www.soyuz.ru

На прошедшей неделе поступила официальная новость – шоу Victoria Secret отменяется. Впервые за 25 лет по подиуму не пройдутся красивые худые девушки. Почему? Совершенно очевидно, бренд попал в ту же историю, что и Джон Гальяно, и Кевин Спейси несколько лет назад.

Толерантность по своей сути является самой тоталитарной системой манипулирования общественным сознанием. И этот факт становится с каждым годом всё очевиднее, а ситуация - всё более угрожающей. Даже из религиозной секты есть выход, а вот какой выход у американцев из толерантности - пока непонятно. Единицей измерения всего и вся в США становится толерантность; это точка отсчёта всего, что люди делают, что не делают, что хотели бы делать. Вся жизнь американца в публичном пространстве подчинена толерантности. Ты как будто ходишь по минному полю, гадая, когда же рванет. Ни о каком личном мнении не может быть и речи, ты просто раб той структуры, которая «заказывает музыку». И эта структура уродлива, она неполноценна по своей природе, в ней много жира, прыщей, волос на теле, много детских обид, комплексов, страхов. Это структура, как любая «обиженка», исподтишка, годами взращивала в себе ненависть к силе, духу, красоте. Ко всему, что ей, толстой и убогой недоступно.

В какой же момент наступил её звёздный час? Вероятно, тогда, когда этой структуре удалось заработать достаточное количество денег, поскольку привлечь в свои ряды толстых и уродливых людей не составило труда - таких подавляющее большинство населения страны.

Сначала американцам предложили толстых моделей, заплывающих холестерином и целлюлитом. Отыскали несколько с миловидными чертами лиц, дали им денег за фото -  мир перевернулся, оказалось, толстая спокойно может быть моделью. Вон в эпоху Возрождения толстых писали на картинах, и это теперь шедевры. Есть одно но – продолжительность жизни тогда составляла ничтожно мало, в 30 лет ты был уже стариком, в 50 умирал. И ожирение тут играло не последнюю роль, к тому же наедаться до отвала была возможность лишь у богатых людей, коих было сильно меньше бедняков.

Есть, пожалуй, единственный канон красоты, который неопровержим ни временем, ни модой – гармония. Когда вся композиция представляет собой нечто цельное, ничего не хочется ни убрать ни добавить. Если гармонии нет, то все напрасно, перед нами крошка Цахес. Толерантность XXI века это оживший персонаж гениального Гофмана, которому рукоплещет толпа.

Омерзительный карлик торжествует, пока мир переворачивается с ног на голову. Недавно американцы сняли совершенно гениальный по своей фабуле фильм «Джокер». Главный герой страдает психическим расстройством, он не просто уродлив, он распространяет вокруг себя лужу мазута, от которой зрителю хочется попятиться. Погружаясь в мир больного, одинокого человека, зритель невольно проникается к нему состраданием. А потом этот больной начинает убивать, превращается в мясника, и сострадание трансформируется в понимание, мол да, плохих мочит. В конце к нему присоединяется толпа, за ним идут люди. И все, лужа превратилась в болото, в котором зритель искупался. Однако брезгливое ощущение не покидает даже в моменты сострадания к больному человеку, который убивает плохих парней.

Так и толерантность Америки, давно пропитанная мазутом Джокера, вызывает чувство брезгливости. Чем больше на страницах глянца толстух в пятнах витилиго, тем меньше хочется идти в Victoria Secret, чем сильнее навязывают теток, которые перестали брить подмышки и которых нельзя пригласить на чашку кофе, тем шире становится мазутная лужа. Джокер потрясает своей подлинностью, но это подлинность опасна, причём для жизни.

Бесконечно жалко уходящую эпоху красоты, где Джон Гальяно создавал шедевры для Диор, а Кевин Спэйси для «Карточного домика». Ту эпоху, в которой красота была категорией равнозначной силе духа. Где длинноногие стройные девушки были ослепительно хороши собой, ежедневно проделывая колоссальную работу, чтобы выглядеть именно так.

Толерантность придумана трусами и бездельниками, чей день начинается и заканчивается с бургером в зубах, чьи комплексы и страхи породили собой идеологию, страшную и непоколебимую. Пока, к сожалению, непоколебимую. Что ж, у нашей индустрии красоты все козыри, скоро россияне совсем перестанут «оборачиваться в сторону пиндосов».

Мария Полякова, обозреватель Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://www.e1.ru

На прошлой неделе, аккурат к пятнице 13 наш кандидат в президенты Ксения Анатольевна Собчак изволила сочетаться таинством нового брака. Все прошло помпезно, с огромной претензией на оригинальность и наличие хорошего вкуса. Чем же это, в…

Интервью

Фото: https://zen.yandex.ru

Выступая на 108-й сессии Международной организации труда, премьер-министр Дмитрий Медведев озвучил инициативу о введении в России четырехдневной рабочей недели. Инициатива прозвучала как гром среди ясного неба. К дискуссии, разгоревшейся в обществе, активно подключилась Госдума, а…

Коротко

Фото: https://sm-news.ru

«Весь мир признаёт ответственность советского правительства за развязывание войны. <…> Народы признают ответственность французского правительства Деладье, английского правительства Чемберлена, советского правительства Сталина, но в первую очередь — фашистского правительства Гитлера. Но это не значит, что это остальных освобождает (от ответственности)... Умиротворение агрессора, конечно, приводило к войне, а участие в разделе, конечно, усиливало желание Гитлера и освобождало его тыл, чтобы напасть дальше на другие страны».

    Алексей ВЕНЕДИКТОВ, главный редактор «Эха Москвы»

    На злобу дня

    Лев Толстой о судьбе кинотеатра "Соловей" в Москве, который закрыли вопреки мнению людей

    «Зачем обманывать себя? Народ нужен нам только как орудие. И выгоды наши (сколько бы мы ни говорили противное) всегда диаметрально противоположны выгодам народа».

      Лев Николаевич ТОЛСТОЙ, русский писатель

      Программа Сергея Шаргунова «Двенадцать», посвященная 20-летию возвращения из изгнания выдающегося русского мыслителя, философа, писателя, художника Александра Зиновьева.

      Книжный

      «ГУЛАГ — государство в государстве»

      В сентябре 2019 года издательство «Вече» выпустило книгу военного историка, писателя и публициста Александра Широкорада «ГУЛАГ — государство в государстве». Из-за маркетинговых соображений в издательстве…

        Go to top