Как басни стали историей Государства Российского

Фото: Кадр из фильма "Солнечный удар" Н.С. Михалкова. https://yandex.ru Фото: Кадр из фильма "Солнечный удар" Н.С. Михалкова. https://yandex.ru

Опять по телевидению крутят фильм «Солнечный удар». Там злодейка Землячка грузит на баржу сотни добрых красивых и возвышенных белых офицеров, а затем вывозит их на середину Чёрного моря и там топит.

В истории Гражданской войны известны конкретные (с названиями) «баржи смерти» белых — в Ярославле в 1918 году и на Каме в 1919 году. А о красных «баржах смерти» не писал только ленивый, но ни одной конкретной баржи до сих пор не нашли.

Ну а в 1920 году барон Врангель угнал из Крыма всё, что могло держаться на плаву. И если бы Землячка посмела утопить оную баржу, пусть даже с беляками, она сама немедленно встала бы к стенке. Я уж не говорю о том, что Крым в ноябре 1920 — декабре 1921 года был блокирован флотами Антанты, и оная баржа, естественно, была бы захвачена доблестными союзниками.

Смотрю киношку и мне страшно. Неужели у нас в России не осталось ни одного порядочного историка, который бы спросил: «Дорогой Никита Сергеевич, что за дичь вы несёте? Уж лучше бы Землячка подогнала к Севастополю атомный ледокол и затопила бы его вместе с беляками. Насколько всё было бы эффектнее!»

Ещё хуже то, что 16 ноября 2020 года Кремль решил на официальном уровне отметить окончание Гражданской войны. Это всё равно, что капитуляцию армии Паулюса 31 января 1943 года считать датой окончанием Великой Отечественной войны.

Дважды два — четыре. Великая Отечественная война закончилась в мае 1945-го в Берлине, а Гражданская война — осенью 1922 года на Дальнем Востоке. Ну а двоечникам, не знающих очевидных фактов, не место ни в Кремле, ни на Центральном телевидении.

Самое забавное, что в конце ноября 1920 года об окончании Гражданской войны вообще никто не знал. Ни Врангель в Константинополе, ни Фрунзе в Крыму, ни Ленин в Москве. Наоборот, барон многократно в начале 1921 года заявлял, что его армия вместе с союзниками высадится весной 1921 года в районе Одессы и в Крыму и оттуда двинется на Москву.

С точки зрения международного права, Врангель, оказавшись на нейтральной территории, которой, безусловно, являлась Турция, был обязан разоружить и распустить свою армию. Но руководство Антанты пошло на грубое нарушение международного права и позволило сохранить ему армию в Проливной зоне.

Разумеется, барон без чужой помощи весной 1921 года мог бы высадить в Крыму лишь несколько отрядов. У него не было ни боеприпасов, ни топлива для флота, и т.д. Но в Проливах у Антанты был флот, в три с лишним раза превышавший флот царской России в 1914 году, и свыше 200 тысяч штыков.

Кроме того, несколько тысяч белых офицеров остались в Крыму, чтобы дождаться возвращения «чёрного барона». Ещё при Врангеле в лесах и горах полуострова действовали около 20 тысяч «зелёных», то есть дезертиров, различных уголовников и т.д. И вот к «зелёным» в ноябре-декабре 1921 года присоединились недобитые махновцы и врангелевцы.

Объём бандитизма в Крыму в 1921 году характеризует то, что сухопутная связь между Севастополем и Ялтой периодически прерывалась на 2—3 недели.

Ко всему прочему в Крыму свирепствовал голод. Врангель ещё в августе-октябре 1920 года вывез из Крыма на пароходах во Францию большую часть продовольствия.

В ноябре 1920 года в ходе «великого исхода» из Крыма убыли не только врангелевцы, но и сотни быков, тысячи баранов, тысячи тонн пшеницы, сотни тонн первосортного табака и т.д. Сам Врангель хвалился, что он вывез из Крыма продовольствие, которым мог кормить свою армию не меньше 8 месяцев.

То, что не удалось вывезти, белые старались уничтожить. Так, в Севастополе 14 ноября они подожгли огромные склады с продовольствием и медикаментами, принадлежавшие Красному Кресту. В Ялте склады с зерном были залиты керосином, но сжечь их не успели. В итоге ялтинцы весь 1921 года давились «керосиновым» хлебом.

Трудно предсказать дальнейший ход событий, если бы Ленин не заключил союз с турецким полевым командиром Мустафой Кемалем. Тот получил свыше тонны советского золота, сотни орудий, тысячи пулемётов и винтовок, а также советских военных инструкторов. В итоге Антанта вместе с Врангелем были вынуждены убраться из Проливов.

Сам Ленин назвал Карский договор 1921 года «вторым Брестским миром». В виде платы за изгнание Врангеля из Проливов Мустафа Кемаль получил Карскую область, принадлежавшую России с 1878 года. Десятки тысяч населявших её армян и русских стали жертвами турецких фанатиков.

Увы, об этих несчастных мирных жителях до сих пор не снял кино ни один советский или антисоветский режиссёр. Нет «социального заказа» — нет «бабок» — нет и киношки.

Риторический вопрос, почему в столь критической ситуации руководство Крымского ревкома должно было церемониться с белыми офицерами, у большинства которых руки были по локоть в крови? Если одна сторона не брала пленных, почему их должна была брать другая? Ответные репрессалии — одна из норм тогдашнего международного права. Причём, репрессалии касаются не только непосредственных виновников военных преступлений, но и всех, кто носит форму данной стороны.

Много десятилетий либеральные историки изгаляются — «Большевики в Крыму убили 50, 100, 150, 200, 300 тысяч белых офицеров», то есть в разы, если не в десятки раз больше, чем их вообще было у Врангеля. Посчитать число расстрелянных никому почему-то не приходит в голову. Я случайно наткнулся на списки офицеров-инструкторов Качинской авиационной школы. Красными захвачено 6 офицеров, 1 расстрелян по суду, дело сохранилось. Остальные пятеро офицеров пошли служить в военный и гражданский воздушный флот. Среди них лётчик Арцеулов, позже учивший самого Валерия Чкалова, а затем ставший исследователем Арктики.

Капитан Иван Ямченко сам явился в штаб красных в Севастополе, говорят, даже дверь ногой открыл. Его немедленно посадили… и дали кучу бумаги. Через двое суток бумаги читал Ленин. «И полетели клочки по закоулочкам». Оказывается, белые и Ямченко в том числе читали все шифрованные радиограммы красных. Ямченко забрали в ОГПУ… преподавать криптографию в разведшколе.

Любопытно, что все троцкисты из Крымского ревкома 1920—1921 годов представляются нашими либеральными авторами маньяками и садистами. Они-де обожали вспарывать беременным женщинам животы, доставать младенцев и поедать их. Зато в баснях о культе личности все эти господа — Белы Куны, Реденсы и прочие — «белые и пушистые» жертвы «палача Сталина». Все они реабилитированы по всем статьям!

Есть ли хоть одно государство в мире, кроме КНДР, где подобное мифотворчество возведено в рамки официальной истории?

Александр Широкорад, военный историк, писатель, публицист - для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Вот уже несколько дней общественное пространство сотрясают либерально-шекспировские страсти по не то политику, не то мессии Навальному. Плохой, откровенно дешёвый спектакль, разыгранный совершенно очевидно кем, понятно зачем и ясно для кого, продолжает набирать обороты, и…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

Российское членство в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) напоминает положение отстающего ученика в успешном классе. Россия, как неисправимый двоечник, постоянно находится там, как «на ковре» - её отчитывают, воспитывают, против неё принимают дисциплинарные и иные…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

"У меня давно возникло убеждение, что идиот–либерал ничем не отличается от правого идиота, или идиота–социалиста, или даже идиота тоталитарных воззрений, а уж националист–идиот – это вообще. Идиот – он и есть идиот, и нет в нем ни трезвости, ни ума, ни доброты. И вот стоишь ты, смотришь на все это печальными еврейскими глазами, и говоришь себе: «Да вы что… Господи, да куда…». А поток все несет и несет, и хотя ты понимаешь, что будет впереди, или даже просто может быть впереди, ты ничего не можешь сделать, потому что идиоты и конформисты – они как в грибнице, и у каждого из них своя ненависть, своя узость, свой активизм, свое послушание, своя нежизнь, приперченные стойким инстинктом самосохранения".

    Яков МИРКИН, российский экономист

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    "Наилучшее – сохранить армию противника в целости, на втором месте – разбить её Наилучшее – сохранить бригаду противника в целости, на втором месте – разбить её. Наилучшее — сохранить батальон противника в целости, на втором месте – разбить его. Наилучшее — сохранить роту противника в целости, на втором месте – разбить её. Наилучшее — сохранить взвод противника в целости, на втором месте – разбить его. Поэтому сто раз сразиться и сто раз победить – это не лучшее из лучшего; лучшее из лучшего – покорить чужую армию, не сражаясь".

      СУНЬ-ЦЗЫ, китайский стратег и мыслитель

      Журнал «Отечественные записки» на творческом вечере у Сергея Сибирцева в Центральном доме кинематографистов 15 марта 2021 года.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В ноябре нынешнего года в московском издательстве «Вече» вышла новая книга российского военного историка Александра Широкорада «ПВО в Великой Отечественной войне». В этой уникальной книге…

        Go to top