Как русские и японцы встретились на Курилах

Фото: http://niknik2012.livejournal.com/3114.html Фото: http://niknik2012.livejournal.com/3114.html

В последнее время активизировался диалог Россия-Япония. Одним из краеугольных камней во взаимоотношениях наших стран являются четыре спорных Курильских острова.

А кому вообще исторически принадлежали Курильские острова? Кто там появился раньше – русские или японцы?

Доказывать, что на островах испокон жили славяне, я, естественно, не стану, но и японцев там отродясь не бывало. Коренной народ Курил — айны. Внешне айны не имели ничего общего с монголоидной расой.

Курильские острова с юга примыкают к Японии, почему же японцы не захватили их еще в средневековье?

Дело в том, что японские правители придерживались политики изоляционизма — не иметь сношений с иностранцами и самим не выезжать за рубеж страны. Исключение было сделано только для голландцев и китайцев, торговым судам которых разрешалось в ограниченном количестве заходить в Нагасаки, где на острове Дэсима происходил торг.

Первыми русскими людьми, побывавшими непосредственно на Курильских островах, стали казаки Д. Анциферов и И. Козыревский. В 1711 г. они с небольшим отрядом обследовали северный остров Шумшу. В 1713 г. Козыревский высадился на Парамушире, где ему пришлось сражаться с айнами, не пожелавшими платить ясак в царскую казну. Козыревский нанес оба острова на карту и объявил их территорией русского государства.

Справедливости ради надо сказать, что первым иностранцем, побывавшим на Курилах, был голландский мореплаватель Де Фриз. Произошло это в 1643 г. Голландец дал свои названия островам: Итуруп — остров Штатов, а Уруп — Земля Компании, и провозгласил острова собственностью Голландии.

В 1739 г. по указанию адмиралтейств-коллегии состоялась экспедиция капитана М. П. Шпанберга вдоль Курильских островов в поисках морского пути в Японию. В состав экспедиции был включен бот «Гавриил», оставшийся еще от экспедиции Беринга. Кроме того, Шпанберг построил в Охотске бригантину «Архангел Михаил» и дубельшлюпку «Надежда».

В ходе экспедиции были обследованы и нанесены на карту все Курильские острова, в том числе и острова Малой Курильской гряды. Многим из них были даны русские названия, например, остров Шикотан назван Фигурным, а остров Сибоцу — Зеленым. С 1796 г. по инициативе английского мореплавателя У. Броутона остров Шикотан на многих картах стал именоваться островом Шпанберга.

Помимо официальных экспедиций, субсидируемых государством, с 1730 г. на Курильские острова отправлялись казаки для сбора ясака с местного населения и организации промысла пушнины и морского зверя.

В 1760-х годах императрица Екатерина II разрешил русским купцам торговать с айнами на Южных Курилах. В 1765 г. на Кунашир прибыл первый русский купец А. Толстых.

В 1775—1779 гг. купцы Г. Шелихов и П. Ласточкин организовали на свои средства экспедицию на Южные Курилы. Возглавили экспедицию сибирский дворянин И. Антипин и иркутский посадский Д. Шабалин. В 1775 г. они дошли до Урупа, где и обосновались. В 1778 и 1779 годах экспедиция ходила на Хоккайдо, в то время называемый русскими остров Матсмай. Там в бухте Аккэси русские попытались завязать торговлю с местным населением.

В 1795 г. на Урупе в бухте Алеутка на юго-восточном побережье острова промысловая компания купцов Шелихова и Голикова основала русское поселение Александра, управляющим которого был назначен Василий Звездочетов. Колонистов было немного — всего человек сорок, и просуществовало поселение до 1855 г. Во многих документах того времени и сам остров Уруп стали именовать островом Александра.

Лишь в конце XVIII века японское правительство заинтересовалось Курильскими островами. В 1785 г. на север была снаряжена экспедиция, которая, пробираясь от острова к острову на север, достигла островов Итуруп и Уруп.

Правительство Японии в конце XVIII века не считало японской территорией не только Курилы, но и северную часть острова Хоккайдо. Как явствует из исследования Корияма Ёсимицу, глава центрального правительства Японии Мацудайра Саданобу еще в 1792 г. в своем предписании подчиненным, изданном в связи с предстоящими русско-японскими переговорами, заявил, что район Нэмуро (остров Хоккайдо) не является японской землей.

В первые годы XIX века развитие колонии Российско-Американской компании (РАК) на Курилах приостановилось. Дело в том, что руководство РАК решило, и, надо сказать, не без оснований, что пушной промысел куда более перспективен на Алеутских островах и северо-западном побережье Америки. Поэтому вся деятельность РАК постепенно сосредотачивается на освоении этих территорий, а не Курильских островов.

Одновременно с юга началась и японская экспансия. Уже в конце XVIII века внутри правящей верхушки стали появляться идеи о выходе из самоизоляции. Один из идеологов самурайства, ученый-энциклопедист Хонда Тосиаки (1744—1821 гг.), в своем сочинении «Секретный план для правительства», написанном в 1798 г., сформулировал основные принципы экономики, которых должно, по его мнению, придерживаться правительство.

Его экономическая программа состояла в утверждении «четырех первоочередных потребностей: пороха, металлов, мореплавания и колонизации». Но ключевыми пунктами его теории были мореплавание и колонизация.

И Тосиаки предложил выход — приумножение пригодных для сельского хозяйства земель путем экспансии, направленной сначала на близко расположенные острова — Курильские и архипелаг Бонин, а затем японцы должны обратить взгляды далее — на Камчатку, Алеутские острова и Северную Америку. Эти территории, писал Хонда, сейчас принадлежат России, но к Японии они расположены ближе. Япония должна стать империей, и только тогда она достигнет процветания.

Правительство Японии не разделяло колониальные идеи Хонда Тосиаки, но все же сделало первые шаги к экспансии на север. Так, в 1798 г. на Итуруп был послан правительственный чиновник Морисигэ Кондо, который должен был проследить, чтобы русские не появлялись на этом острове. Японский историк Итиро Нумада писал, что Кондо вырыл на острове столбы, поставленные там русскими.

В 1801 г. остров Уруп посетили японские чиновники Тояма Гэндзюро и Мияма Ухэнда. Не считаясь с присутствием русских, они водрузили на Урупе столб с надписью «Остров, подчиненный Великой Японии, пока существует небо и земля». Вскоре японцы вмешались в отношения между айнами и колонией Звездочётова: они препятствовали торговым связям хоккайдских, итурупских и кунаширских айнов с факторией на Урупе.

Начальник поселения Звездочётов умер на Урупе в апреле 1805 г. Оставшиеся в живых семь колонистов весной того же года, «зарыв имеющиеся при заселении орудия и снаряды в землю», покинули остров, прожили два года на Северных Курильских островах и летом 1807 г. добрались до Петропавловска, доставив туда пушной промысел «в значительном количестве». На этом история русского поселения на Урупе прервалась.

26 сентября 1804 г. шлюп «Надежда» доставил из Петербурга в Нагасаки русского посланника — одного из руководителей Российско-американской компании камергера Николая Петровича Резанова (1764—1807).

Резанов должен был вручить императору Японии послание Александра I. Там говорилось, что Россия стремится приобрести дружественное расположение всех государств, особенно соседей.

Только 23 марта 1805 г., то есть спустя полгода после прибытия в Японию, в Нагасаки приехал уполномоченный правительства Тояма Кинсиро.

Кинсиро объявил Резанову, что император не может его принять, не желает устанавливать торговых отношений с Россией, и вообще крайне удивлен посланием русского императора, ибо переписка с иностранцами запрещена японским законом, и русскому посольству следует немедленно покинуть Японию.

25 мая 1805 г. «Надежда» доставила посольство Резанова в Петропавловск.

8 августа 1806 г. Резанов дал инструкцию лейтенанту Н. А. Хвостову: доставить на остров Уруп оружие для укрепления русской колонии, продовольствие и людей во главе с промышленниками В. Шароглазовым и И. Вардучиным, описать гавань на острове Симушир, ликвидировать в южной части Курил и в заливе Анива временные японские фактории, основанные не ранее 1796 г. и объявить японцам, что они могут приезжать туда лишь для торговли с русскими.

2 мая 1807 г. фрегат «Юнона» под командованием лейтенанта Н.А. Хвостова и тендер «Авось» под командованием мичмана Г.И. Давыдова вышли из гавани Петропавловска и направились к Курильским островам. 18 мая русские моряки высадились на берег острова Итуруп в районе селения в бухте Найбо. Было установлено, что в этом месте уже четвертый год живут семь японцев.

24 мая «Юнона» и «Авось подошли к Сяна — самому большому японскому селению на острове Итуруп. Там японцы сумели соорудить небольшой каменный замок. Его охраняли 200 или 300 японцев с несколькими пушками.

Давыдов писал: «…… Когда Хвостов со своими людьми хотел пристать к берегу, то японцы начали стрелять по них…».

После перестрелки между гарнизоном крепости и экипажами кораблей японцы оставили селение. Русские, высадившись на следующий день на берег, нашли брошенные постройки и склады. Затем сожгли несколько магазинов и по приказу Хвостова вернулись на суда. На следующий день лейтенант Карпинский обследовал другое японское селение, располагавшееся южнее, оно было также пусто, рыбные магазины, находившиеся там, также были сожжены.

В1808 г. Мамия Ридзо и другие японские чиновники побывали на островах Итуруп и Кунашир, уничтожили там знаки принадлежности этих островов России и поставили свои столбы.

После кругосветного плавания Крузенштерна и Лисянского походы русских кораблей с Балтики на Дальний Восток приобретают регулярный характер. Так, 25 июля 1807 г. из Кронштадта отбыл 22-пушечный шлюп «Диана» под командованием капитана 2 ранга В. М. Головина. В мае 1811 г. Головин на «Диане» отправился на исследование и составление подробных карт Курильских островов. 5 июля 1811 г. «Диана» подошла к южному побережью острова Кунашир. Вскоре у места высадки русских моряков появились японцы. Они предложили Головину встретиться с их «главным начальником» в небольшой крепости, расположенной на побережье. Встречу назначили на 11 июля. Начало приема было радушным, гостей напоили чаем. Но затем «главный начальник» схватился за меч и сказал длинную речь. Переводчик просто перевел Головину: «Начальник говорит, что если хоть одного из нас он выпустит из крепости, то ему самому брюхо разрежут».

Русская делегация кинулась бежать. Им удалось выбежать из крепости, но на берегу японцы их схватили.

Когда на шлюпе услышали выстрелы и крики, «Диана» снялась с якоря и подошла ближе к берегу. Ворота японской крепости закрылись, а по шлюпу был открыт огонь из пушек. Оставшийся после Головина старшим на «Диане» лейтенант П. И. Рикорд приказал открыть ответный огонь. После 170 выстрелов с «Дианы» пушки японцев замолчали. Но развалить из 6-фунтовых пушек даже примитивную крепость было невозможно. Шлюп поднял паруса и отправился в Охотск.

Головин и его спутники два года провели в японских тюрьмах. Тем временем Рикорд несколько раз пытался освободить своего капитана. Он совершил два плавания: в 1812 г. к острову Кунашир и в 1813 г. к острову Хоккайдо. Теперь он командовал двумя военными кораблями — шлюпом «Диана» и бригом «Зотик». Около Кунашира Рикорд захватил несколько японских судов. Вскоре лейтенанту удалось захватить и крупное японское торговое судно. От его судовладельца и капитана Такатай-Кахи Рикорд узнал, что Головин и его спутники живы и находятся на Хоккайдо. Только в октябре 1813 г. Рикорду удалось вызволить капитан-лейтенанта В. М. Головина и товарищей из японского плена.

 

Александр Широкорад, военный историк, писатель, публицист – для Агентства СЗК

Книжный

Журнал «Аврора», выпуск №3–2018 г.

Третий выпуск журнала «Аврора» за 2018 год вышел и поступил в продажу.   Рубрику «Проза» открывает Ольга Аникина. Ее рассказы «Мулибак» и «Самсон» станут настоящими…