Кто же развязал Гражданскую войну в России?

27 октября в вечерних новостях НТВ мы вновь услышали басню о том, как большевики развязали Гражданскую войну. Начну с элементарного вопроса — с кем? К февралю 1917 года свыше 90% территории Европейской России уже находилось под властью Советов. Никаких крупных военных формирований, противостоящих большевикам, не было. Неужто большевики начали воевать между собой?

Увы, в течение 1918 года больше половины территории бывшей Российской империи было захвачено интервентами: немцами, австро-венграми, турками, странами Антанты и белочехами. Даже маленькая Греция послала в Россию большую часть своей армии и флота.

Сценарий создания армий белых и сепаратистов был везде одинаков. Вот интервенты заняли город, область. Повесили на фонарных столбах большевиков. По улицам маршируют войска интервентов. Так, хитроумные англичане на Русском Севере разместили в каждом более-менее крупном населенном пункте минимум по два танка. Дабы они систематически дефилировали по улицам, наводя ужас на туземцев.

Пресса на захваченных территориях ежедневно писала о крахе большевизма, о том, что Ленин и Троцкий собирают чемоданы. Представим себе далекого от политики маленького человека, оказавшегося на оккупированной территории. Он не хочет висеть на фонарном столбе. У него голодная жена и дети. Волей-неволей он идет служить белым и интервентам. Объявят мобилизацию — придется идти в армию. Ах, как любили командиры «добровольческих» частей устраивать мобилизации. Не хочешь? У нас все добровольно. Иди вон к той стеночке.

Понятно, что господ офицеров, помещиков и капиталистов звать в белую армию не пришлось. К интервентам прибежали и тысячи «замполитов» — всяких там профессоров, приват-доцентов и иерархов. Так, в белых армиях служило военными капелланами свыше 6 тысяч православных попов.

С охотой шли в армию студенты и гимназисты. Им так хотелось повоевать под командованием таких красивых и храбрых офицеров. Тем более, что за «единую и неделимую» Россию выступали наши доблестные союзники — Англия, Франция, Япония. Они-то никогда ни куска земли не разрешат оторвать от матушки России.

Вот, к примеру, на оккупированную немцами Украину в течение нескольких недель сбежались, как тараканы, до 100 тысяч офицеров и бесчисленное множество российской «элиты». Они все четыре года проклинали тевтонских варваров, питавшихся мясом и кровью младенцев. А теперь внезапно прозрели и убедились, что немцы — добрые и весьма цивилизованные люди.

На оккупированной кайзером Украине формировались сразу четыре антибольшевистские армии: Деникина, Петлюры и в определенной степени Юденича и Авалова. Две последние частично формировались и в оккупированной немцами Прибалтике. Там же формировались и армии прибалтийских лимитрофов. На Севере интервенты сформировали антисоветское правительство придурковатого эсера Чайковского, а затем генерала Миллера.

И большевики, и монархисты, и либералы скрывают от нас тот факт, что после каждого поражения белых на фронтах у них в тылу вспыхивали народные восстания. В итоге огромные территории в Сибири, на севере и юге России были освобождены не Красной армией, а восставшим населением.

Красная армия не брала штурмом ни Мурманск, ни Архангельск, ни Севастополь, ни Баку, ни Владивосток, ни большинство других городов. Красных командармов и комдивов в этих городах встречали цветами, оркестрами и красными флагами. При этом многие из них предпочли бы торжественной встрече хотя бы небольшую перестрелку для пущей славы «непобедимой и легендарной». Правда, потом за них это сделали служивые историки и кинорежиссеры.

Колчака судили и расстреляли вовсе не злые чекисты, а восставшее население Иркутска, которым руководили большевики, эсеры и земцы. Когда тело адмирала опускали под лед, ближайшая рота красноармейцев находилась на расстоянии 400—500 км.

Ну а маленький человек, запуганный интервентами, после первого же их поражения шел вместе с местным Ревкомом изгонять белых и интервентов или сидел дома, плотно задвинув ставни. Ну а затем он мог сделать карьеру при большевиках, а мог и поносить их на кухне за непомерные реквизиции и бюрократию совслужащих. Но все равно он с чувством глубокого удовлетворения пел частушку:

            Офицерика, голубчика, укокошили вчера

            В Губчека…

Все вышесказанное очевидно для любого честного и думающего человека. А кто сомневается, пусть представит на секунду фантастическую картину. Войска НАТО оккупировали Санкт-Петербург, Смоленск и Псков с окрестностями, а также Дагестан, Татарстан и Башкортостан.

Даже если части НАТО будут выведены через полгода, на северо-западе будет сформирована «болотная» армия либералов, которая попытается захватить власть над всей страной. Ну а Дагестан, Татарстан и Башкортостан станут полностью «незалежными». Причем, Казань будет насмерть воевать с Уфой за исправление границ. Все как в 1918—1920 годах!

А теперь предположим, что у Ленина в начале 1918 года оказалось ядерное оружие. Ни один интервент не вступил бы на территорию бывшей Российской империи. Неоткуда было бы взяться ни Гражданской войне, ни «незалежным» лимитрофам. Разве что имели бы место вспышки бандитизма в центральных губерниях и этнические разборки на окраинах.

Увы, Красная армия была слаба, и у нее не хватило сил в 1918—1920 годах отвоевать Прибалтику и Западные Украину и Белоруссию. Зато большевики, по крайней мере, на 70 лет похоронили идею создания нескольких десятков «незалежных» государств на Дону и Кубани («Казакия»), в Крыму, на Кавказе, в Средней Азии, в Сибири, на Дальнем Востоке и даже на Камчатке.

Александр Широкорад, военный историк, писатель, публицист – для Агентства СЗК

Книжный

Журнал «Аврора», выпуск №6–2017 г.

Вышел в свет шестой, завершающий номер журнала «Аврора» за 2017 год. Илья Бояшов закрывает подрубрику «Дневник революции» своим последним обзором. Революция глазами современников, последние месяцы…