Все ипостаси справедливости

Фото: средневекорвая миниатюра "Суд царя Соломона" Фото: средневекорвая миниатюра "Суд царя Соломона"

Понять, что такое справедливость очень непросто. Во-первых, потому, что понятие это древнее, значит, на своем историческом пути оно обросло разными смыслами и значениями. Во-вторых, оценка справедливости или несправедливости часто субъективна, обычно справедливым считается то, что соответствует интересам человека. В-третьих, понятие справедливости употребляется в разных сферах общественного сознания и общественной практики и приобретает разные оттенки смысла, зависящие от контекста. 

Многоликая справедливость

Но чаще всего справедливость определяется как категория морали, в которой содержится понятие о соответствии должного и сущего. В области экономической это соответствие уясняется как «правильное» соотношение труда и вознаграждения, а также более или менее равномерное распределение экономических ресурсов. В области политической под справедливостью понимается равенство политических прав независимо от пола, расы, национальности, религиозной принадлежности, социального статуса, сексуальной ориентации (заметим, что такое понятие справедливости сформировалось только в Новое время в европейских странах и до сих пор является предметом споров). В области права под справедливостью разумеется адекватное наказание за совершенное преступление, чтобы было «око за око, а зуб за зуб». В социальном отношении справедливость – это соответствие роли индивидов, социальных слоев и групп их социальному статусу. Есть и метафизическое понимание справедливости, в котором справедливость рассматривается как сторона глубинных отношений с некоторыми экзистенциальными сущностями: жизнью, смертью, Богом или богами. 

На практике смешение всех этих граней рождает желание как-то упростить понятие справедливости, привести ее к «общему знаменателю», что, конечно же всегда не удается, понятие справедливости остается субъективным и всегда несет на себе мнение того, кто говорит о справедливости. Мнения же бывают разными, их главное назначение - и пробуждать мысль. 

Мы приведем несколько высказываний известных философов об этой категории, Выбор авторов частью является произвольным, частью отражает появление некоторых исторически или логически важных аспектов в понимании справедливости. 

Что говорили классики

Начать надо, конечно же, с Сократа, едва ли не первого философа, который поместил человека в центр своих философских рассуждений. Справедливость, в понимании Сократа – производное разума. Она «драгоценнее всякого золота», - так говорит Сократ в «Государстве» Платона. «Справедливость и всякая другая добродетель - есть мудрость. Справедливые поступки и вообще все поступки, основанные на добродетели, прекрасны и хороши». 

Ученик Сократа Платон также определяет справедливость как высшее благо, но придает этому понятию социальный смысл. В первую очередь справедливым должно быть государство. А справедливым оно будет тогда, когда каждый человек в нем находится на своем месте, играет ту роль, которая предназначена ему по его природе. Так устроено мироздание. 

Для обнаружения истинной природы каждого человека должна быть создана специальная система, она же система образования. В обществе не будет острых конфликтов, если каждый сможет реализовать заложенные в нем способности, а государственная система поможет такие способности обнаружить. Эти мысли Платон развивал в диалоге «Государство». «Поддержание заданного порядка и гармонии, как во взаимоотношениях с природой, так и в человеческом сообществе, справедливо и мудро». 

Аристотель также трактует справедливость как установленный космический порядок: « Некоторые люди рабы, а другие свободные граждане потому, что так назначено природой…Правильно и справедливо, что одними следует править, а другие должны осуществлять правление, к которому они пригодны от природы; и коли так, власть господина над рабом тоже справедлива». ( «Политика») 

Своеобразную трактовку справедливость получила в христианстве. Справедливым признавалось то, что соответствует Божьему закону. Трактовки этого закона принадлежат ученым теологам и отцам церкви. При некоторых различиях общим у них оставалось одно: справедливо все, что соответствует гармонии церковно-христианского и государственного порядков. Справедливость из области морали потихоньку перекочевывает в правовое пространство. 

Новое время попыталось вернуться к моральному толкованию справедливости, поначалу нечетко, но разделив политико-правовой и собственно моральный ее смысл. «Государственник» Гоббс прямо связывает появление справедливости с государством и государственным договором. («Левиафан») 

А вот Спиноза мыслит иначе. Он делает попытку отнести моральную справедливость к естественным законам, аналогичным законам природы. («Этика») 

Отчетливое разделение справедливости на правовую и моральную произведено Кантом. В трактате «Религия в пределах только разума» он пишет о справедливом общественном строе – таком, в котором все действия оцениваются с точки зрения разума. Разумное и значит справедливое в моральном смысле. Что касается правовой справедливости, то справедливо то, что соответствует принятым законам. Правовая справедливость может насаждаться принудительно, а нарушение законов должно караться неукоснительно. Это справедливо. 

Гегель сосредоточил внимание по преимуществу на правовой справедливости, придавая ей в то же время политический смысл. Стремление к справедливости всегда присутствует в гражданском обществе, потому должно стать частью государственной политики при условии, что государство заинтересовано в своем процветании, одним из условий которого является «установление хороших законов» («Философия права»). 

Русская философия тоже не оставалась в стороне от темы справедливости, обращаясь по преимуществу к моральному ее аспекту, защищая право каждого человека на справедливость. Так В. Соловьев считал, что по справедливости каждый имеет право на наибольшее благополучие. Справедливым будет не навязывание чужой воли никому другому, не насилие по отношению к человеку. «Правда и справедливость: правда, что и другие существа однородны и подобны мне, и справедливо, чтобы я относился к ним как к себе» («Оправдание добра») Связывание справедливости и прав человека в русской философии не были какой-то маргинальной идеей. Похожие мысли высказывались и в европейской философии. Так современник В. Соловьева А. Шопенгауэр говорил, что справедливость требует уважительного и правдивого отношения к другому. Всякая несправедливость, как правило, основывается на лжи, тогда как справедливость – это правда. 

Единственная справедливость - смерть

В ХХ веке проблема справедливости приобрела глобальное значение, В политике, праве, экономике понятие справедливости стало не только моральным или правовым ориентиром, но также инструментом в борьбе противоборствующих идеологий. Из многочисленных попыток представить понимание справедливости в эпоху модерна и постмодерна мы остановимся на двух: теории Д. Ролза и мыслях А. Зиновьева. 

Ролз – политический философ. теоретик социального либерализма высказывает мысль, что каждый человек должен иметь одинаковые права, касательно основных свобод в современном обществе. Вторая его мысль о том, что в обществе есть справедливое неравенство, но наименее привилегированные члены общества имеют право на защиту. И, наконец, всем должны быть предоставлены равные возможности на доступ к рабочим местам и государственным должностям. 

Теоретически все выглядит неплохо. С точки зрения должного, но опять-таки не сущего. Реальность бесконечно далека от дедуктивных теорий уважаемого профессора. 

А. Зиновьев идет не от постулатов, а от анализа реальности, к тому же имеющей историческую «прописку». В «Глобальном человейнике», в «Логической социологии», в книге «Сталин нашей юности полет» он обращается к пониманию справедливости, которая была принята в советском обществе. Невозможна абстрактная абсолютная справедливость, поэтому, когда мы говорим о реальном положении дел, мы вынуждены прибегать к относительной справедливости. Так, распределение материальных благ в советском обществе было более справедливо в экономическом смысле: не было вопиющего разрыва между богатыми и бедными, была узаконенная гарантированная социальная помощь в виде пенсий, стипендий, пособий, общественных фондов потребления. Законы нарушались, несправедливость существовала? Да. Но все общественные законы нарушаются, они действуют как тенденции, как движение либо в направлении большей справедливости, либо в противоположную сторону. Крах коммунистической идеи не в последнюю очередь связан с усилившейся в последние годы существования СССР тенденцией к большей социальной несправедливости. 

И все же на протяжении большего периода советской истории народом владело сознание справедливости советского строя и советского образа жизни. Это сознание частью искусственно формировалось и поддерживалось государственной идеологией, что делало возможным гигантские масштабы манипулирования людьми, но оно же, такое сознание, позволяло сохранять веру и надежду в наступление в конечном итоге царства справедливости. Советский период нашей истории не может быть ни обелен, ни очернен безусловно. В нем было все – это и есть реальная история реальной страны и реального народа.

Но Зиновьев не только социолог и политик, он философ. У него есть чисто метафизическое, философское понимание справедливости, очень грустное, даже горькое. Такова одна из особенностей философии. Философы весьма редко бывают безоглядными оптимистами. Есть у него «Сказка о единственной справедливости, о смерти», обнародованная в 2009 г. в журнале «Самиздат». Там рассказывается о союзе Фемиды и Гения. Союз закончился трагически: Гений был распят, Фемида стала богиней смерти и «обречена была во веки веков прекращать наши жизни, чтобы уравнять всех в единственной оставшейся справедливости мира - в Смерти». 

Такая вот тема для размышлений о метафизике справедливости.

Эльвира Баландина, кандидат философских наук, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» - для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: Картина Питера Брейгеля Старшего «Вавилонская башня», 1563 год

В СМИ нередко появляются утверждения, что Совет экономической взаимопомощи, созданный в 1949 году и объединивший страны так называемой народной демократии, был намеренно уничтожен. Недавно на нашем сайте был опубликован большой материал, посвященный СЭВ, его истории.…

Коротко

Сытин о том, что сердцу российского либерала ближе ницшеанство и сатанизм, чем "достоевщина"

"Так вот я считаю, что ценность величайшего памятника культуры (Нотр Дам) стоит несравнимо выше ценности жизни никому неизвестных людей (сожженных в Одессе). Противоположную точку зрения я называю «достоевщиной» и отношусь к ней с величайшим презрением".

    Александр СЫТИН, российский политолог

    Сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Ольга Зиновьева принимает участие в обсуждении программы «Глобальное образование», рассчитанной на обучение студентов за рубежом с обязательным условием после окончания учебы минимум три года проработать в России.

    Книжный

    «Ракеты средней и меньшей дальности»

    На днях в московском издательстве «Вече» вышла книга военного историка и писателя Александра Широкорада «Ракеты средней и меньшей дальности». В октябре 2018 г. американский президент…

      Go to top