Андрей Паршев: Зачем мы вступили в ВТО - непонятно до сих пор

На пятом году членства России в ВТО наша страна может покинуть эту международную торговую организацию. Напомним, что процесс вступления России в ВТО был чрезвычайно долгим — 18 лет, в то время как обычно переговоры занимают не более 5−7 лет. Как считают некоторые эксперты, побудительным мотивом нашего стремления во Всемирную торговую организацию была не столько экономика, сколько политика и идеология. Тогдашняя либеральная российская власть стремилась приобщиться к мировым институтам, попасть в «хорошую компанию». Впрочем, как уверяли россиян власть предержащие, и чисто экономических выгод от нашего членства будет достаточно. 

Со временем актуальность темы Россия в ВТО снизилась и практически ушла с повестки дня. Однако в связи с масштабными экономическими санкциями, введенными странами Запада против России, вопрос о целесообразности членства нашей страны в ВТО получил новое звучание. Санкции, как считают эксперты, являются в чистом виде дискриминацией и противоречат правилам международной торговли. Выяснилось, что и без того спорные для России условия в любой момент могут быть изменены уже по политическим причинам. 

И вот в Госдуму РФ был внесен законопроект о денонсации протокола о присоединении России к соглашению. Срок его рассмотрения пока не определен. По мнению авторов законопроекта из фракции КПРФ, за пять лет потери России от членства в ВТО «в разрезе бюджетной политики» составили 871 млрд. рублей. Очевидных выгод при этом зафиксировано не было. Дальнейший прогноз также неутешителен. За 8 лет членства — к 2020 году, потери в добавленной стоимости российской экономики составят 12−14 трлн. рублей, а потери рабочих мест - 1,9 млн. 

Корреспондент Агентства СЗК попросил известного российского писателя, политолога, экономиста Андрея Паршева ответить на некоторые вопросы. 

- Может ли Россия, с Вашей точки зрения, действительно, выйти из ВТО? И чем это нам может грозить? 

- Что касается нашего потенциального выхода из ВТО, то здесь необходимо отметить вот какой момент. Насколько я знаю, процедура выхода из ВТО не прописана в подробностях. И наш уход из этой организации будет напоминать в лучшем случае выход Англии из ЕС. Брексит займет, как теперь понятно, довольно длительное время и будет сопряжен со многими проблемами. В нашем же случае, вероятно, может идти речь о каких-то санкциях, которые будут наложены на нас всеми странами-участниками ВТО, в том числе, например, Китаем. Это будет их прямая обязанность. Другой вопрос – будут ли страны-члены эти санкции соблюдать. Но в целом, согласитесь, ситуация будет весьма неприятной. 

Нам надо точно определить, какие именно ограничения, связанные с нашим нахождением в ВТО, противоречат нашим интересам. Дело в том, что существуют общие положения организации, а есть конкретное соглашение о нашем вхождении туда, которое представляет из себя здоровенный том. И никто из нашего руководства его, можно с уверенностью сказать, не прочитал. 

Кстати, эта ситуация была повторена в несколько трагикомическом ключе в случае ассоциации Украины с ЕС. Кто только не критиковал эту ассоциацию у нас! Писали и говорили о том, что для Украины этот союз с Европой бесполезен, он не принесет местной экономике никаких выгод, что текста этого документа никто из украинского руководства не читал, подробностей не знает и так далее.  Так вот, то же самое было можно сказать и в отношении нашего членства в ВТО. 

Надо учитывать и такой момент. Процесс вступления в ВТО - индивидуальный.  То есть, все страны, вошедшие в эту организацию, являются ее членами на особых условиях – у каждой из них они свои. Скажем, Канада располагает определенными механизмами по таможенной защите от экономики США. Что же касается России, то в момент вступления от нас потребовали соблюдения некоторых правил и требований, с которыми мы согласились. В частности, они касаются экспорта сырья. Например, мы должны обеспечивать беспрепятственный экспорт леса-кругляка для целлюлозно-бумажной промышленности ЕС. 

- А собственно говоря, какие основные цели преследует ВТО и что эта организация может предложить своим членам? 

- У ВТО есть основная задача, о которой у нас в общем-то мало известно. Это – снятие протекционистских барьеров в мировой торговле, доведение их до определенного уровня. А именно – до 3,9% таможенного обложения. Причем, с самого начала существования ВТО для развитых в экономическом отношении стран уровень этого барьера предлагалось сделать равным 3,5%, в то время как развивающимся странам – до 9,5%. То есть, все прекрасно понимают, что развитие собственной экономики возможно только при условии ее защиты таможенно-тарифным регулированием. 

Что касается России, то мы не получили льготы – нас в число развивающихся стран не включили. Между тем, как уверены многие эксперты, без защиты собственного производителя с помощью повышенных таможенных тарифов мы не сможем развивать собственную экономику. Но делать это можно только при наличии какой-то продуманной вменяемой экономической политики. То есть мы должны для себя сами решить, что мы конкретно развиваем и именно это в данном случае и защищаем.

Однако этого у нас до сих пор нет. А есть некий мягкий мобилизационный вариант, при котором мы развиваем некоторые отрасли путем государственных вложений. Это – в первую очередь, оборонка. Иногда, так сказать по случаю, мы прибегаем к методам скрытого протекционизма. Так, в условиях санкционной политики Запада мы можем накладывать определенные ограничения на импорт некоторых товаров и тем самым давать некоторые преимущества нашим собственным производителям и поощрять их. Эти меры затрагивают довольно большой спектр номенклатуры товаров. 

Тем не менее, следует признать, что такие механизмы не носят универсального характера – они не могут дать импульса всей нашей экономике. Нам, повторю, необходима продуманная экономическая политика. И только тогда нам станет понятно, что нас в ВТО устраивает, а что нет. 

- То есть получается, что мы, вступая в ВТО, в общем-то и не понимали, что нас там ждет? 

- Да, до сих пор никто нам толком не объяснил, зачем мы вообще вступили в ВТО. Любое соглашение – это всегда принятие на себя каких-то обязательств. Так вот, не понятно, какие обязательства мы на себя приняли, сколько они нам стоят и что мы получаем взамен их выполнения. Я полагаю, что на момент нашего вступления в ВТО у этого процесса были некоторые лоббисты, которым по каким-то причинам правила организации были выгодны. В этой связи упоминалась фигура нашего крупнейшего предпринимателя Алексея Мордашова, главы «Северстали». Так ли это и насколько этому предприятию помогла наше членство в ВТО - сказать сейчас трудно. 

Есть еще один момент. Наши «партнеры», когда принимают то или иное политическое решение, вообще не учитывают ВТО, как институт, как факт. Ведь любые экономические санкции, которые затрудняют деятельность наших экономических субъектов, полностью противоречат духу и во многих случаях и букве ВТО. Тем не менее, санкции – это политическая и экономическая реальность. 

- И все же, с Вашей точки зрения, надо ли нам продолжать играть по правилам ВТО? 

- Я давно для себя пришел к выводу, что если мы хотим иметь нормальную, основанную не на вывозе сырья, экономику, базирующуюся на рыночных принципах, то она может функционировать только в протекционистском режиме. В либерально-экономической модели при свободном перетекании денег, товаров и услуг через границы наша экономика выжить не может в принципе. Об этом я подробно и с использованием множества примеров писал еще в 90-е годы. 

Мы, например, находимся в других условиях, чем, скажем, Китай, которому непросто далось его экономическое процветание. Китай между прочим тоже был вынужден на протяжении ряда лет прибегать к протекционистским мерам. Именно поэтому он едва ли не дольше, чем мы вел переговоры о вступлении в ВТО. Это время Китай использовал для развития собственной экономики. А создав ее и начав развивать, Китай и стал членом Всемирной торговой организации. И сейчас для развитой китайской экономики не страшен никакой конкурент.  

У нас же положение с экономикой иное, чем у Китая. 

Беседовал Вадим Лапунов, корреспондент Агентства СЗК

Мнение эксперта

Николай Ветров: Как нам отвечать на снос памятников в Польше

В Польше в субботу вступил в силу закон, который позволяет сносить памятники советским солдатам, как «наследие тоталитарного прошлого».  Напомним, что Президент Польши Дуда 22 июня 2017 года подписал принятые ранее сеймом поправки в местный закон…

Интервью

Юрий Петров: Фактически любая революция – это вина собственного правительства

Нынешний год – год столетнего юбилея Великой Российской Революции, события затронувшего все сферы жизни страны и до сих пор не получившего однозначной оценки в историческом сознании современной России.  Корреспондент Агентства СЗК попросил Юрия Петрова, директора…

Коротко

Михаил Ванин об отказе Дании пустить "Северный поток 2" через свои территориальные воды

«Это, конечно, потребует немного больше времени, но не станет серьезной проблемой. Тем не менее мы, конечно же, запомним, какое решение приняла Дания. Мы будем очень долго о нем помнить, поскольку, с нашей точки зрения, такое решение будет недружественным и крайне антироссийским».

    Михаил ВАНИН, посол России в Дании

    На злобу дня

    Корнелиус Вандербильд о моральном облике губернатора Калининградской области Алиханова

    "Закон? Чего мне думать о законе? Разве я не у власти?"   Справка: На вопрос "Вернет ли правительство области компенсации за детский сад малоимущим семьям?" Алиханов ответил: "Нет". На вопрос "Почему?" ответил: "По кочану".

      Корнелиус ВАНДЕРБИЛЬД, американский предприниматель

      Американский журналист Патрик Ланкастер приводит свидетельства о том, что гражданский самолет мог быть сбит установкой "Бук-М1" вооруженных сил Украины с позиции возле поселка Зарощенское.

      Книжный

      Александр Зиновьев и актуальные проблемы логики и методологии

      В московском издательстве «Канон+» вышла в свет книга «Александр Зиновьев и актуальные проблемы логики и методологии». Это – сборник, куда вошли доклады участников Логического семинара…

        Go to top