Версия для печати

Андрей Бунич: В борьбе с коллективным Западом не следует рубить сплеча

Фото: https://yandex.ru Фото: https://yandex.ru

Чем дальше продолжается специальная военная операция на Украине, тем больше вопросов возникает у российской общественности. Тем не менее, верховная власть вовсе не торопится дать исчерпывающие ответы пусть не на все, но хотя бы на самые тревожные и назревшие. Чем это вызвано? И что вообще наша власть предпринимает против тех санкций, которыми нас пытается раздавить коллективный Запад? 

На эти темы корреспондент Агентства СЗК побеседовал Андреем Буничем, президентом Союза предпринимателей и арендаторов России. 

- Почему все-таки наше общество не получает внятных ответов от власти? 

- В условиях специальной военной операции (СВО), а на самом деле тотальной войны (а она именно тотальная, поскольку ведется не только непосредственно на поле боя, но и в сфере экономики, дипломатии, в информационном пространстве и на других участках), мне кажется, нельзя требовать от власти, чтобы она разъясняла общественности все свои действия. Война - это искусство обмана, как писал китайский стратег Сунь-Цзы, поэтому никто не будет раскрывать свои настоящие планы. В этой ситуации все планирование осуществляются в закрытом режиме. 

Есть вещи, скажем, в экономической сфере, о которых я не могу судить в силу отсутствия точной информации от верховной власти. Есть некоторые аспекты нашей экономической политики, которые мне представляются вполне оправданными. Например, мы продолжаем поставки нефти и газа в Европу, хотя из среды наших политиканствующих групп раздаются голоса: «Надо все им отрубить!». Сейчас в Европе ситуация совсем не однозначная - далеко не все страны поддерживают санкционно-русофобскую линию Запада, и там происходит некое политико-социальное брожение. Нужно просто выждать и посмотреть на результаты этих процессов. 

Кроме того, мы получает от нашего экспорта определенные доходы, причем сейчас довольно большие. Говорят, что нам надо экспортировать не газ и нефть, а продукты их переработки. Но у нас же нет нефте- газохимии в тех объемах, которые нам хотелось бы иметь. Вот на эти цели и следует направить наши нынешние доходы от продажи газа и нефти. Это, на мой взгляд, вполне реальная задача, решение которой пойдет исключительно на пользу России. У нас есть сейчас хороший шанс полностью перестроить экономику и сделать это без всяческих эксцессов, которые нам, конечно же, не нужны. И для этого есть все основания: объемы спроса на наши энергоносители остаются неизменными, дополнительные доходы достаточно велики, цены намного выше, чем прежде (и так будет, скорее всего, до конца года), курс рубля укрепился, процентная ставка снижается и так далее. 

Но есть некоторые аспекты, которые я не могу объяснить. Например, зачем нам платить Западу по нашим долгам в ситуации, когда там арестовали наши валютные резервы? Американское правительство отбирает у нас лицензию на уплату долга, но мы упорно пытаемся это сделать: «Давайте будет платить тогда в рублях, хоть как-то, но заплатим»… Зачем нам стараться быть святее папы римского? Я этой ущербной, на мой взгляд, логики не понимаю. 

- Но мы же никак не отвечаем на санкционное давление Запада… 

- Нет, какие-то шаги в этом направлении мы делаем. Скажем, ввели достаточно серьезные валютные ограничения, которые действуют до сих пор. С помощью этих ограничений мы заблокировали продажу валютных активов нерезидентов на бирже. В перспективе можно эти ограничения распространить и на не биржевые сделки. У нас наконец-то принят закон об иностранных компаниях - речь не идет о национализации, но этот закон подтолкнул многих предпринимателей к поиску путей и возможностей: как остаться и продолжать работать в России несмотря на санкции. 

- Что можно было бы ещё сделать в ближайшем перспективе? 

- Я считаю, что мы могли бы заблокировать активы, зарегистрированные в недружественных юрисдикциях. За этими активами стоят в основном наши олигархические группы и они кредитуются в западных банках. И если Россия пойдет в таком направлении - это станет сильным ударом по западному финансовому миру. Нам даже не обязательно забирать эти активы. Если мы просто примем закон, регулирующий эту сферу, - мы очень серьезно затронем мировую финансовую систему, ведь речь идет о сотнях миллиардов долларов. Я думаю, что эту меру мы просто держим в резерве. 

Так что в целом, утверждать, что Россия занимает пораженческую позицию, нельзя. Может быть, наша контрсанкционная политика не так ярко выражена, как кому-то хотелось бы, но она есть. И не стоит делать глупостей, рубить сплеча, принимать какие-то экстремальные меры, если для этого нет насущной необходимости. 

Надо обязательно учитывать и такой важный момент: внутри российской власти существует определенная борьба. За долгие годы в российском истеблишменте сформировались определенные группировки, которые препятствуют принятию тех или иных правильных (идущих на пользу стране) решений. Это вполне объяснимо - мы больше 30 лет находились под влиянием, по сути под контролем, транснационального бизнеса и всевозможных международных организаций. И вполне естественно, что они сегодня имеют в России мощнейшее лобби, которое пытается всеми силами отстаивать их интересы. Поэтому нынешнюю военную операцию можно рассматривать не только в контексте противостояния с Украиной или даже с коллективным Западом, но и как борьбу как минимум двух лагерей - национально-ориентированного и прозападного - внутри самой России. И отражение этой борьбы мы наблюдаем и в ходе военной операции, и в экономической политики, и в информационном пространстве и в других сферах. 

Беседовал Вадим Лапунов, Агентство СЗК