Михаил Фридман: Блеск и нищета отечественного образования

Что такое наука сегодня? Зачем она нужна? Где ее можно встретить? Она является услугой или функцией? Должна ли наука оперативно и гибко реагировать на внешние запросы других социальных институтов? Следует ли ей быть политизированной и идеологически ориентированной? Ее необходимо содержать, или она обязана зарабатывать сама? Эти и многие другие вопросы сегодня встают перед обществом как никогда остро. 

Надо признать, мы не знаем, что из себя представляет нынешняя наука, кто ею занимается, как оценивается ее эффективность. И является ли наукой освоение средств грантов, предоставляемых на сомнительных основаниях неслучайным исполнителям. 

Советская интеллигенция в свое время шутила, называя науку «удовлетворением собственного любопытства за государственный счет», однако научные достижения тех «насмешников» были очевидны. Теперь же вся наука ушла в гранты, в индексы цитирования, в бессмысленные печатные листы. 

Академии и вузы скрещивают даже не по-Мичурински, академиками становятся по праву крови, а не по заслугам, университетом управляет кто угодно (чиновники, вузовские клерки, внешние партнеры, родители, оплачивающие обучение), только не профессура — не носители идей, ради сохранения, развития и продвижения которых изначально университет и создавался. Высшее (и не только высшее) образование сводится к погоне за рейтингами, к освоению образовательных стандартов, выполнению нормативов и прочей чепухе, ничего общего не имеющей со своим  истинным предназначением. Это мы так изменились, или это и есть торжество человеческой мысли, победа эффективного менеджмента? 

Удивительно, что в вузы и в науку пришли некультурные люди. Люди, для которых культура не представляет никакой ценности. И старые, и малые. Случайные люди в университете представляют не меньшую опасность, чем неквалифицированные врачи, водители, строители, фармацевты и т. п.

Советская система высшего образования была профессиональной во всех смыслах этого слова, теперь же все, что до магистратуры, смело можно отнести к комплексу профориентационных мероприятий, к социальной адаптации подростков, к камере хранения детей небогатых лавочников.

Образование и наука продались за деньги: за госзадания, за гранты, за надбавки и доплаты за преданность тем, кто усиленно и последовательно разрушает веру человечества в себя.

Сегодня у науки нет дома. Она бесприютная сирота. Она не живет ни в академических институтах, ни в вузах, ни в цитируемых журналах, ни в диссертациях. Талантливые мыслители могут победить в неравной битве за истину только после своей гибели, и то не сразу, а спустя какое-то, довольно продолжительное, как показывает практика в большинстве случаев, время. Прежде ученый — это было существительное, нынче же — прилагательное, обозначающее лишь признак предмета, а не сам предмет. Никакой селекции по интеллектуальному признаку, наука сейчас — это занятие для богатых. Любое, даже самое ничтожное происшествие с политиком, артистом, спортсменом, вызывает удивительный шквал эмоций в обществе, тщательно подогреваемый резвыми средствами массовой информации. Что же касается тем развития науки и образования, деятельности выдающихся ученых и педагогов, то до этого чешущиеся руки щелкоперов зачастую не доходят. На мой взгляд, это симптоматично. Общество нездорово. 

Нам надо понять, что с этим делать. Кто сегодня, в условиях мирового системного кризиса, способен предложить выход из сложившейся ситуации? Какова роль науки в развитии современного общества? Влияет ли наука на образование, а образование на качество жизни человека? От этих вопросов отмахиваться нельзя. Нельзя их замалчивать или забалтывать. Нужны решения. И они есть. И довольно очевидные. А вот субъектов их принятия, похоже, нет. Складывается такое ощущение, что все вокруг интересуются инновационными предложениями только для того, чтобы задушить их в зародыше на дальних подступах, а не предпринимать какие-то меры. 

Что будем делать, господа?

Михаил Фридман, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня», кандидат педагогических наук – для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Ольга Епифанова: Идеология – это свет

Для современной России однозначно нужна идеология. Что такое идеология? Это свод определенных целей, а также принципов и ценностей, с которыми мы живём. И которые, как фонарь освещают нам тот путь, по которому мы идём. Мы…

Интервью

Фото: Георгий Погорелов, Агентство СЗК

Сразу после повышения НДС и так называемой пенсионной реформы, когда россиянам подняли возраст выхода на пенсию, правительство серьёзно озаботилось самозанятыми. Как и первые два это решение правительства также непопулярно в народе и вызывает недоумённую и…

Коротко

Андрей Клепач о том, какой доход получила Россия от дорогой нефти

«Что касается нынешнего очень умеренного роста (экономики РФ). Если мы посмотрим на динамику курса рубля... и отделение от динамики цен на нефть, то тоже это объясняется не тем, что эта зависимость (экономики от цен на нефть ) исчезла, а тем, что практически весь выигрыш между нынешними ценами порядка 70 долл. за баррель и тем, на что ориентировались раньше, еще в начале года, 50 долл. с лишним, ушел в отток капитала, собственно говоря, почти ничего не осело внутри экономики, даже скорее несколько убавилось".

    Андрей КЛЕПАЧ, главный экономист Внешэкономбанка

    На злобу дня

    Гилберт К. Честертон о требовании Порошенко покинуть территорию Украины представителям Русской православной церкви

    “Да, много раз — при Арии, при альбигойцах, при гуманистах, при Вольтере, при Дарвине — вера, несомненно, катилась ко всем чертям. И всякий раз погибали черти”.

      Гилберт Кит ЧЕСТЕРТОН, английский писатель

      Выступление в Госдуме депутата от ЛДПР Сергея Иванова по актуальным социально-экономическим вопросам.

      Книжный

      «Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы»

      Книга доктора исторических наук, профессора МПГУ Александра Пыжикова «Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы» посвящена последним трём десятилетиям Российской империи. На этом историческом отрезке сконцентрировалось всё:…

        Go to top