Дмитрий Катин: Неудобные вопросы будущему президенту

Вряд ли кто сомневается в исходе предстоящих выборов, в том, что в следующие шесть лет должность президента России останется в крепких руках Владимира Владимировича. И это логично, поскольку именно Путин остановил сползание нашей страны в пропасть, а затем обеспечил ее устойчивость и стабильность. Автор этих строк, как и большинство наших сограждан, пойдет на избирательный участок, чтобы отдать свой голос за действующего президента. 

И поскольку вотум доверия Владимиру Владимировичу обеспечен, хотелось бы обратить внимание на некоторые неприятные тенденции, сопровождающие его самого и сформированную им команду, которые еще можно исправить, они не приняли необратимый характер, но о которых не принято говорить вслух. В противном случае симпатии народа могут быстро поменять свой вектор. 

Мигранты 

Думать, что люди смирились с диким наплывом мигрантов из Средней Азии, было бы предельно недальновидно. Это раздражающий фактор, имеющий тенденцию к росту. Попытки отвлечь внимание на миграционный кризис в Европе не принесут существенного результата, ибо в Европу при населении в 500 млн прибыл плюс-минус 1 млн приезжих с Ближнего Востока и из Африки, а в России при населении в 145 млн живет, работает и не работает 10-15 млн граждан среднеазиатских республик. 

Практически в каждом населенном пункте страны жители наблюдают, как размывается их идентичность – в метро, во дворах, на улицах, в подъездах все больше азиатских лиц. Разбухающие диаспоры только поначалу производят жалкое впечатление, но постепенно они крепнут, оперяются, структурируются, капсулируются. И даже получив российский паспорт, при такой концентрации, приезжие не горят желанием растворяться в новом для них обществе. Нет, они привозят с собой свой уклад – кафе, мечети, пищу, одежду, язык, моду, нравы, традиции, семьи, суды, общественные отношения и пр. И они не имеют никакого отношения к канувшей в Лечу советской общности.

Не надо также забывать, что все эти люди исповедуют ислам, который они агрессивно несут на территории, традиционно окормляемые православной церковью. И не надо уповать на историческую способность нашего народа сосуществовать в разных религиозных испостасях. Это хрупкое равновесие. Мягкий, цивилизованный татарско-башкирский ислам уже подвергается напору пассионарного ислама, опыляемого ближневосточными имамами. А русское население с ужасом и нарастающим возмущением смотрит, как в мусульманские праздники улицы наших городов заливает цунами непонятно откуда взявшихся сотен тысяч верующих с молитвенными ковриками и «не нашей» речью. 

Практика открытых дверей для среднеазиатских государств наносит непоправимый урон жизни наших граждан. И те сомнительные экономические выгоды, о которых трубят творцы такой политики, нивелируются чудовищным ударом по культурному самосознанию людей, в том числе и российских мусульман. 

Рано или поздно, но все это обернется серьезным конфликтом, и тогда вспомнят, кто породил этот кризис, как вспомнили спустя много лет, кто – пусть из соображений сиюминутной экономической целесообразности – переподчинил Крым Украинской ССР. 

Медицина и образование 

Люди все чаще задумываются, несет ли в себе реальное содержание строчка из российской Конституции: «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». 

И медицина, и образование все стремительнее сползают к самоокупаемости. Коммерциализация учебных и медицинских учреждений неизбежно сужает объемы гарантированных государством услуг и понижает качество того, что осталось. 

Граждане не видят, чтобы российское государство не на словах, а на деле проявляло заинтересованность в их здоровье и профессиональной квалификации, забота о которых равнодушно передана «в руки самих утопающих». Череда разрушительных реформ в данных столь чувствительных сферах только усиливает раздражение и недоверие к действующей власти. Люди считают, что власти на них попросту наплевать. На этом фоне информация о том, что в Германии приняли решение сделать высшее образование бесплатным (в том числе для иностранцев) звучит как весомая оплеуха нашему «социальному» государству. 

Люди загнаны в порочный коридор между коммерческими медцентрами, где вместо лечения их раздевают до нитки, и районными поликлиниками с тающим набором плохих услуг и равнодушием малооплачиваемых специалистов, которых, в соответствии со скворцовской реформой, становится все меньше.

А весь телеэфир забит мольбами оказать хоть какую-нибудь помощь тяжело больным детям. Почему им всем миром собирают деньги простые люди, а не толстосумы из госкомпаний, зарплаты которых в разы превосходят то, о чем просят обезумевшие от горя родители? Неужели нельзя обязать их полностью взять на себя заботу о таких детях, если все их богатство обеспечивается государством, т.е всеми нами? Неужели нельзя отщипнуть крохотный кусочек от безумных спортивных программ и отдать его отчаявшимся матерям? 

Если учесть, что граждане нашей страны в подавляющем большинстве еще и родители, то упорное издевательство над детьми навязанными, абсурдными, калечащими психику нормами ЕГЭ, за которые так держится действующая власть, не может не вызывать глухого озлобления. 

Демонтированы и забыты все социальные лифты, которые успешно работали в советское время. У ребят из провинции, из определенных социальных групп нет никаких шансов подняться наверх. Можно ли сегодня представить молодого человека, приехавшего из какого-нибудь Урюпинска, успешно сдавшего экзамены и зачисленного МГИМО или МГУ? Вот то-то и оно. 

Неравенство и окружение президента 

Дикая, версальская роскошь чиновников и просто приближенных к креслу президента, которую даже не пытаются скрывать, постепенно превращается в революционный манифест (не без стараний либеральных «доброжелателей»). 

Людей все больше злит непонятно откуда взявшееся сословие сверхбогачей, окормляемых вниманием популярного, помнящего добро, энергичного лидера. Людей просто бесит эта новая каста «друзей Путина», которые могут все и которым все можно. Люди начинают подозревать, что такое человеческое, хорошее понятие, как дружба, может оказаться вредным, если оно живет в сердце главы государства. И крепнет убеждение, что у президента друзей быть не должно, а должны быть только подчиненные, несущие персональную и неотвратимую ответственность за каждый свой шаг.

Если вы хотите консолидации общества, то уж тогда, если достаток – то всеобщий; если бедность – то тоже всеобщая. В России тема справедливости – не пустой звук, а вполне себе взрывоопасная субстанция

Несправедливо, когда акушерка за ночь принимает до 30 родов, отвечая за них головой и свободой, при окладе в 27 тысяч, а футболист или фигурист получает миллионные гонорары за свою деятельность. Несправедливо, когда учитель тянет по два класса за те же 27 тысяч, а менеджеры госкомпаний пилят многомиллионные премии. Это несправедливо. И люди это видят. 

Идеология 

Вернее, ее отсутствие. Хаос. Тут надо либо крест снять, либо трусы надеть. Идеология – понятие внятное. А когда за бешенные деньги строится антинародный Ельцин-центр, когда возвеличивается персона путаника Солженицына и одновременно прославляется жесткая линия Сталина, ставятся памятники царям, СМИ наполняются трескучими лозунгами в духе позднего социализма, возносятся молитвы в храмах, мамона возводится в ранг культа - тогда в мозгах подданных все запутывается, как китайская лапша. О какой консолидации нации можно говорить? 

Идеология – это всегда просто. Например, Православие-Самодержавие-Народность. Это всегда одна опора. Чтобы не объяснять с пеной у рта, зачем в телеге пятое колесо? 

Мы либо патриоты, либо либералы, либо общечеловеки, либо националисты, либо все вместе, либо – по отдельности. Надо что-то выбрать, простое и внятное. Надо увидеть духовные опоры в Солженицыне ли, Сахарове, Столыпине, в Марксе ли, Ленине, Сталине, в Лихачеве ли, Примакове, Зиновьеве. Надо определяться. И принимать что-то одно. 

Если не будет выработана легитимная, народная, общепонятная идеологическая модель, общество будет подвержено разброду и шатанию, и власть со всеми ее благими намерениями никогда не сможет чувствовать себя уверенно. 

---------------- 

А еще есть бюрократия, зажравшиеся спортсмены, дикий рост цен… Но если попытаться добросовестно решить хотя бы вышеперечисленные проблемы, то, возможно, люди и согласятся потерпеть, поднажать, подтянуть. Они же очень доверчивые, наши люди. Им, как воздух, требуется понимание происходящего. И еще – справедливость . Не на словах, а в реальной жизни. Тогда все получится. 

Дмитрий Катин, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Фото: Фрагмент картины «Отчаянье, Старик в горе на пороге вечности», Винсент Ван Гог, 1890 г.

Всё–таки напрасно мы (простите, отдельные малосознательные элементы) порой занимаем критическую позицию по отношению к руководителям нашей экономики. На самом деле они люди слова. Сказали, что будут проводить непопулярные меры, и нате, пожалуйста! Налог на добавленную…

Интервью

Алексей Козырев: Россия – это тоже Европа, но другая Европа

У россиян старшего поколения понятие «философия» прочно ассоциируется с определением «марксистско-ленинская». Просто другой в советской действительно и не было, а эта «классовая», правильная пронизывала все поры тогдашнего общества. С тех пор немало воды утекло –…

Коротко

Оксана Дмитриева о том, что есть пенсия в России

«Это очень жестоко повышать пенсионный возраст. Это резко, в течение нескольких лет, не пускать на пенсию сразу несколько возрастных когорт. Это отговорки — говорить о том, что пенсионный возраст повышают ради повышения пенсий. Посмотрите: в одном пакете и повышение пенсионного возраста, и под другим соусом размораживание накопительного элемента. Перевод к накопительным пенсиям значит, что часть взносов ныне работающих идет не на оплату пенсий, а идет финансовым посредникам. Деньги пойдут отнюдь не на повышение пенсий».

    Оксана ДМИТРИЕВА, депутат Законодательного собрания Петербурга

    На злобу дня

    Артур Шопенгауэр о пенсионной реформе и повышении НДС в России

    "Государство — не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему травоядного характера".

      Артур ШОПЕНГАУЭР, немецкий философ

      Почему в России нельзя повышать пенсионный возраст, а цифрам «средней заработной платы» можно доверять примерно так же, как средней температуре пациентов по больнице.

      Книжный

      «Бояре Романовы. На пути к власти»

      В московском издательстве «Вече» опубликована книга известного российского военного историка, писателя и публициста Александра Широкорада «Бояре Романовы. На пути к власти». История династии Романовых общепринято…

        Go to top