Юрий Иванов: Почему Юрга Скорина Полоцкий убежал из Праги

Агентство СЗК продолжает (см. публикацию «Как пытаются окатоличить православного первопечатника Георгия Скорину» от 22 Март 2018 ) исследование жизни и деятельности средневекового восточноевропейского первопечатника и просветителя Георгия (Юрги) Скорины уже фактически присвоенного католическим миром и превратившего его в красивую, где-то даже с позолотой, деревянную статую в ряду своих святых и авторитетов. Рядышком пристраивается растущий, но ещё не выросший журналистско-научный мирок лимитрофов, выбирающий себе место между умными и богатыми, читай красивыми. Желая выделиться, этот мирок отделяется, отталкивается, обосабливается, мечтая о том, что «красивые мира сего» зачтут это и впишут его в свои списки. Это происходит с памятью о Скорине.

Большинство современных исследователей биографии Юрги Франциска Луки Скорины Полоцкого, в особенности литвины (белорусы, проживающие в Белоруссии, а чаще вне), считают, что размеренная и устоявшаяся жизнь восточнославянского ученого, первопечатника и лекаря закончилась в горячо им любимой, удивительно веротерпимой, вольной и весёлой Праге в 1551-ом году. В январе 1552 года его старшему сыну Симеону (младший погиб в пожаре) была выдана королевская грамота о праве вступления в наследство, что должно означать, что к этому времени его отец Франциск Скорина умер. Именно поэтому эти исследователи называют 1551 год в качестве вероятного года вероятной смерти Скорины.

В Праге его называли Франческо Цетр, потому что «цетр» это по латыни кожаный щит— «Шкура» — «Скора» Скорина, потому что тогда все поголовно латинизировали свои фамилии, это была общепринятая мода свободолюбивой Праги.

Таким образом, уважаемый горожанин, пользовавшийся доверием и покровительством высоких лиц и, как утверждают эти же источники, а именно, проживающие в Праге (ЧР) литвины, – личный садовник короля Фердинанда, «наш Скорина», как они его называют, белорусский, литовский и восточно-европейский первопечатник, дожив до почтенного возраста, тихо и мирно покинул этот суетный мир.

Дальше литвины-пражане не рассказывают умер и умер, главное «наш»!

Они не рассказывают другим литвинам, а также минчанам, варшавянам, вильню… (жителям Вильнюса) о том, что в 1550 году «…великий и мудрый мастер Юрга Франциск Лука Скорина Полоцкий, …бросил свой дом и своё имущество, ибо хотели его уничтожить за Нашу Веру Первую и Праведную в нашего Великого Господа Иисуса Христа, да в его Великую Матерь Пресвятую Богородицу, да в нашего Великого Первозванного Андрея Иерусалимского…».

Не рассказывают и как это произошло: «И очень спешно, и в тёмной ночи покинул свой дом и нажитое добро в Великой Праге Чешской …великий мастер Юрга Франциск Лука Скорина Полоцкий, …пустился в бега в Великую Землю Молдавскую к великому господарю Илье Петровичу Стефа́новичу…».

Здесь приведена цитата из тиверско-русинского летописного свода Трояновой земли средневековых жителей севера Пруто-Днестровского междуречья, упоминавшихся в «Повести временных лет», как «тиверцы, иже суть толковины».

И возникают размышления, а почему он убежал.

А не потому ли, что к моменту бегства Скорины исчерпалась знаменитая пражская «толерантность», веротерпимость и свободомыслие и если да, то каковы причины? Оказывается, нет ничего удивительного, поскольку в 1517 году, когда доктор Рус Юрга Франциск Лука Скорина Полоцкий, напечатал в Праге «Библию руску», другой доктор теолог, монах-августинец из саксонского города Виттенберга Мартин Лютер, обнародовал свои знаменитые 95 тезисов, в которых не оставил камня на камне от католического богословия.

И началось!

И стало спусковым крючком и исходным моментом Реформации и последующих долгих религиозных войн в Европе.

В 1519 году на трон Священной римской империи взошёл Карл V (1500 – 1558 г.г.), представитель династии Габсбургов, возглавивший Контрреформацию и начавший эти войны. А в 1526 году королём Венгрии и Богемии стал его младший брат Фердинанд I (1503 – 1564 г.г.), предпринявший попытку рекатолизации земель Чешской короны и жестоко подавивший в 1547 году восстание в Праге.

В этих условиях бегство Юрги Скорины в православные молдавские земли кажется вполне закономерным и предрешенным самой логикой развития событий.

Свободы и веротерпимость кончились.

По этой, например,  причине после сильнейшего пожара в 1541 году, опустошившего Мала-Страну, Градчаны и Град, обвинённые в поджоге евреи, до того не знавшие притеснений, были выселены и им разрешат вернуться только после 1560 года, но позволят селиться в конкретном, специально отведённом месте под названием «гетто».

Итак Франциск «наш» Скорина из Праги убежал.

Это вызвало лютую ярость папских легатов и Фердинанда I в адрес врачевателя и садовода, обрушившуюся на самое имя мастера: «И насилу убежал от их злобы чёрной и ненависти… Юрга Полоцкий, ибо объявили его враги, что пропал и сгинул великий мастер, а кто будет выдавать себя за него, то будет объявлен великим злодеем, который обманывает других людей, и за это будет обвинён и осужден, и за великий обман сгинет в яме» и «похоронили» они его «заживо» и навеки. Ибо, даже спустя несколько лет после бегства, господарь Молдавии Александр Лэпушняну крайне удивился, увидев Скорину живым и здоровым, раздающим «достойным людям» православные фолианты и проповедующим «Великую Православную Русскую Веру» на молдавских базарах и торгах, хотя ещё до своего восшествия на престол в 1552 году А. Лэпушняну, сам находясь в «бегах у ляхов», неоднократно «слыхал», что Скорина умер в Праге, перед смертью принял католичество и проклял «Веру Православную и Русскую Землю»!..

Ответ на вопрос о причине ярости можно найти в одном из текстов русинско-тиверской летописи «Ходы Великого Юрги Полоцкого по Великой Земле Трояна», включающей краткое описание бесед Скорины и господаря Молдовы Александра Лэпушняну: «И очень возненавидели проклятые латиняне и бешенные смердящие псы папы римского нашего Великого Юргу Полоцкого, ибо очень уважал он Великую царицу молдавскую Елену Сербиянку, которая не жалела ни золота, ни серебра на те красивые и яркие книги, которые много печатал наш Великий Юрга Полоцкий, за святое житие нашего Великого Андрея Первозванного Иерусалимского, за святое житие Великого Саввы Сербского, да за святое житие Ивана и Стефана Сербских.

А самую великую злобу имели проклятые латиняне и смердящие псы и подпевалы папы римского потому, что напечатал наш Великий Юрга Полоцкий в самой Великой Праге Чешской святое житие и пророчества Великой Ангелины Сербской, которая видела наперёд, словно зрела соседский двор, ибо имела Великие Дары от Бога Нашего, и напророчила гибель проклятым и лживым латинянам вместе с их блудным папой римским, да всем западным странам безбожным и бесовским, да изрекла Великие Пророчества на Великую Славу и Победу от Великого Господа Нашего Всей Великой Земле Русской и Нашей Великой Вере Православной и Чистой под золотым венцом Великих Царей Московских».

Надо было обладать огромным мужеством и твёрдой верой в правоту порученного молдавской княгиней Еленой Сербиянкой – истинной поборницей и защитницей православия, чтобы напечатать и обнародовать такое в «толерантной» Праге, утратившей под жёстким давлением Контрреформации и рекатолизации свою прежнюю весёлость и свободомыслие. Юрга и был таким – пришлый полочанин, вечный странник, искатель высоких истин, подлинно русский человек, бескомпромиссный борец за «Великую и Чистую Веру Православную» и певец будущего величия «Земли Русской».

А может «наши» пражане, варшавяне, вильнюч… (жители Вильнюса) не хотят знать об этих страницах жизни Юрги Франциска Луки Скорины Полоцкого, или опасаются чего?..

Думаю, что нет, просто им о всеобщем нашем Скорине, об этих страницах его жизни, ещё не рассказывали.

На памятнике Ф. Скорине, который установлен в Праге не очень далеко от Королевского сада написано: «1535-1539. У гэтых месцах працавау каралеускiм батанiкам выдатны беларускi гуманiст i усходнееурапеускi першадрукар Францiшак Скарына».

Такова «официально» принятая версия.

Ее и будем придерживаться?

Эмоции современного пражско-литвинского автора:

«В Королевском саду я стою под огромным каштаном, вглядываясь в шумящую ветром крону: ты помнишь Скорину? И вдруг – р-раз! Еле успела отскочить! – сверху падает каштан, колючий его футляр раскалывается и под ноги мне выкатывается блестящее коричневое ядро. Поднимаю его и тихо улыбаюсь: здесь он, здесь. Это была моя последняя «историческая прогулка» с Франциском Скориной, но точно не последний материал о нем. Будут еще. Спасибо всем, кто гулял по Скориновской Европе вместе со мной».

Красиво!

А ещё в Праге Скорину звали доктор Рус.

Гей, славяне!

Юрий Иванов, литератор, историк русинского края (Молдавия) – для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Андрей Бунич: Не надо заимствовать набор ценностей у других, нужно возвращать свой

Я считаю, что наличие статьи в Конституции России, запрещающей идеологию, вовсе не означает, что в обществе не может быть какой-то национальной, государственной системы ценностей. Более того, в любом обществе такая система существует. Речь, очевидно, идёт…

Интервью

Павел Святенков: СССР «поскользнулся» на комплексе неверных идей

В последнее время в нашем обществе всё более активизируется дискуссия о том – нужна ли России государственная идеология или нет.  Агентство СЗК попросило известного российского политолога и публициста Павла Святенкова высказать свою точку зрения на…

Коротко

Митрополит Серафим о виновнике раскола православия

«Я был очень глубоко опечален, услышав о прерывании церковного общения патриархата России с Вселенским патриархатом. К этим печальным и плачевным результатам привело упорство Константинопольского патриархата по предоставлению автокефалии украинским раскольникам, которые отделены от нашей святой Православной церкви, то есть от всех православных патриархатов и поместных автокефальных православных церквей, и составляют незначительное меньшинство украинского народа».

    СЕРАФИМ, митрополит Кифирский и Антикифирский, Греция

    На злобу дня

    Талейран о прошедших по стране акциях протеста против пенсионной реформы

    "Искусство расставить нужных людей в нужных местах — начало науки управления, но найти места для недовольных, трудней всего".

      Шарль Мори́с де ТАЛЕЙРАН-ПЕРИГОР, французский политик и дипломат

      Появилась возможность стать обладателем уникального коллекционного издания — полного альбома картин, графики и карикатур, нарисованных великим русским мыслителем Александром Зиновьевым.

      Книжный

      Журнал «Аврора», выпуск №3–2018 г.

      Третий выпуск журнала «Аврора» за 2018 год вышел и поступил в продажу.   Рубрику «Проза» открывает Ольга Аникина. Ее рассказы «Мулибак» и «Самсон» станут настоящими…

        Go to top